Рекомендации Совета по итогам спецзаседания «Обеспечение экологических прав граждан при обращении с отходами»

РЕКОМЕНДАЦИИ

62-го (122-го) специального заседания

Совета при Президенте Российской Федерации

по развитию гражданского общества и правам человека на тему

«Обеспечение экологических прав граждан при обращении с отходами»

17 июля 2018 г. Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (далее – Совет) провел в г. Москве 62-е специальное заседание на тему «Обеспечение экологических прав граждан при обращении с отходами».

Заседание состоялось в рамках исполнения поручения, данного по итогам встречи Главы государства с Советом 30 октября 2017 г.[1]. Указанным поручением Общественной палате России совместно с Советом и Общероссийским народным фронтом рекомендовано в срок до 1 августа 2018 г. проанализировать эффективность мер по обеспечению переработки твердых коммунальных отходов, а также представить предложения по обеспечению учета мнения граждан России при строительстве объектов, используемых для переработки указанных отходов.

В ходе специального заседания были заслушаны выступления членов Совета, руководителей региональных природоохранных ведомств, экологов и ученых. Также в рамках спецзаседания прошла торжественная церемония вручения дипломов победителям конкурса по решению проблем утилизации отходов, который Совет проводил на рубеже Года экологии и Года добровольцев в России.

По итогам специального заседания Совет разработал настоящие Рекомендации.

I. Анализ эффективности мер в сфере обращения с твёрдыми коммунальными отходами

Данный раздел содержит анализ причин провала реформы в сфере обращения с твёрдыми коммунальными отходами (далее – ТКО) и предлагает как срочные меры по снятию остроты ситуации, так и комплекс системных решений.

Более развёрнутый анализ проблемы и «дорожная карта» необходимых решений были представлены в докладе Совета по вопросам, связанным с обеспечением прав населения на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду при утилизации отходов потребления (октябрь 2017 г)[2].

1. Текущая ситуация в сфере обращения с ТКО в России: причины и симптомы «мусорного» кризиса

На сегодняшний день среди граждан России продолжает нарастать социальная напряжённость, связанная с функционированием уже существующих и планируемых к созданию объектов размещения ТКО (далее – полигонов ТКО) и мусоросжигательных заводов (далее – МСЗ). За 2018 год Совет зафиксировал значительный рост жалоб и социальных протестов, среди которых особо резонансными можно назвать масштабные и длительные протесты в Волоколамске и других подмосковных городах, которые сопровождались перекрытиями дорог и иными формами выражения социального недовольства, протесты против строительства МСЗ в Татарстане, протесты против строительства полигона для захоронения отходов в Архангельской области и др. Стоит отметить, что во многих регионах также сложилась катастрофическая ситуация вокруг объектов обращения с отходами (существующих и планируемых к созданию), не попадающая в поле зрения федеральных СМИ.

Наиболее ярким примером катастрофичности ситуации является ситуация в Москве и Московской области, совокупно производящих пятую часть всех ТКО страны. В данных регионах фактически не принимаются последовательные меры по предотвращению образования отходов и внедрению общедоступной системы раздельного сбора (накопления) утильных компонентов ТКО в условиях недозагруженности существующих перерабатывающих предприятий. При этом продолжают сохраняться устоявшиеся непрозрачные, а зачастую криминогенные схемы, противоречащие приоритетным направлениям государственной политики в области обращения с отходами, закреплённым в законодательстве об отходах[3].

Тревожным симптомом является растущее недоверие граждан к действиям, предпринимаемым региональными и федеральными властями в сфере обращения с отходами, в том числе с ТКО. Ярко выраженный кризис доверия приводит к тому, что люди протестуют против любых, даже экологически приемлемых и прогрессивных решений (например, против строительства мусоросортировочных предприятий).

При отсутствии своевременных системных мер, будут возрастать, наряду с социальными протестами, и экологические риски, и экономические издержки. Из-за отсутствия в стране эффективной системы раздельного сбора (накопления) и утилизации ТКО, в т. ч. их опасных компонентов, существует риск роста загрязнения окружающей среды стойкими органическими загрязнениями. При размещении на полигонах или сжигании ТКО на МСЗ из экономического цикла безвозвратно выпадают тонны ценных видов сырья и материалов (бумага, стекло, металлы, пластик и пр.), на которые приходится более 40% ТКО. Половинчатые меры по внедрению расширенной ответственности производителя (низкие нормативы утилизации, низкие ставки экологического сбора) не способствуют развитию перерабатывающей индустрии. При этом размер упущенной выгоды, по мнению экспертов отрасли, составляет около 270 млрд. рублей в год — такой доход могла бы принести вторичная переработка ТКО.

Высокая социальная напряженность, растущее недоверие граждан к действиям, предпринимаемым региональными и федеральными властями в сфере обращения с отходами, являются следствием того, что на территории Российской Федерации фактически не соблюдается (не реализуется) последовательность (далее – иерархия) приоритетных направлений государственной политики в области обращения с отходами, закреплённых в 2014 году в п. 2 ст. 3 Закона об отходах:

  • максимальное использование исходных сырья и материалов;
  • предотвращение образования отходов;
  • сокращение образования отходов и снижение класса опасности отходов в источниках их образования;
  • обработка отходов;
  • утилизация отходов;
  • обезвреживание отходов.

Именно последовательная реализация приоритетных направлений государственной политики в области обращения с отходами является системообразующим элементом «мусорной» реформы и ведущей предпосылкой для перехода к экономике замкнутого цикла, т.к. позволяет предотвращать образование отходов и вовлекать максимальное количество утильных компонентов ТКО в оборот в качестве вторичного сырья.

Однако для двух приоритетных направлений государственной политики в сфере обращения с отходами (“максимальное использование исходных сырья и материалов” и “предотвращение образования отходов”) в федеральных и региональных нормативных правовых актах так и не закреплены механизмы их реализации (отсутствуют целевые мероприятия и целевые показатели).

Не находит должного нормативного правового отражения на федеральном и региональном уровнях и третье в иерархии приоритетное направление государственной политики – “сокращение образования отходов и снижение класса опасности отходов в источниках их образования”.

На региональном уровне целевые показатели развития отрасли противоречат приоритетам государственной политики. Так, целевые показатели, утвержденные регионами в территориальных схемах обращения с отходами, сводятся к трём наименее приоритетным направлениям (обработка, утилизация и обезвреживание) и в то же время не содержат целевых показателей по первым трём в иерархии приоритетам государственной политики (максимальное использование сырья и материалов, предотвращение образования отходов,  сокращение образования отходов и снижение класса опасности отходов в источниках их образования).

Ярким примером нарушения иерархии вышеупомянутых приоритетов государственной политики является активное лоббирование и государственная поддержка мусоросжигательных технологий. В конце 2016 года Правительство Российской Федерации утвердило планы строительства 5 МСЗ в Московской области и Республике Татарстан в рамках приоритетного проекта «Чистая страна». Высокие социально-экологические и экономические риски внедрения мусоросжигательных технологий состоят в следующем:

  • серьёзные протесты населения против МСЗ происходят на всех территориях , где планируется строительство таких объектов в соответствии с программой «Чистая страна» (так, несколько раз жители перекрывали федеральную трассу);
  • МСЗ являются одним из самых дорогих (в 1,5 раза дороже переработки смешанных отходов и в 6 раз дороже переработки раздельно собранных отходов) и стратегически тупиковых способов обращения с ТКО;
  • МСЗ не решают проблему накопленных ТКО. Токсичные золу и шлаки, остающиеся после сжигания ТКО (до 30% по массе и не менее 10% по объёму) тоже надо захоранивать на специальных полигонах. Это подтверждается заключением экспертной комиссии государственной экологической экспертизы по объекту «Завод по термическому обезвреживанию твёрдых коммунальных отходов мощностью не менее 700 тыс. тонн ТКО в год (Россия, Московская область)»[4], Экспертная комиссия  рекомендовала ООО «АГК-1» в качестве основного варианта предусмотреть передачу золы и шлака из Солнечногорского района Московской области на Томский полигон токсичных промышленных отходов АО «Полигон»;
  • инвестиции в строительство МСЗ настолько высоки, что вернуть их возможно только за счёт многократного увеличения тарифов на обращение с ТКО или с помощью различных субсидий (скорее всего, потребуется и то, и другое). В числе таких действий можно назвать объявление энергии, получаемой в процессе сжигания ТКО, возобновляемой и введение на неё «зелёного» тарифа. Участники оптового рынка будут обязаны закупать энергию у МСЗ по значительно более высокой цене (разница будет переложена на конечного потребителя). И всё это — в условиях существенного профицита дешёвой энергии в России (20 ГВт, по данным Минэнерго);  
  • при отсутствии субсидирования МСЗ являются неконкуретноспособными, а в случае субсидирования возникает нерыночная конкуренция между сжиганием и вторичной переработкой ТКО;
  • высокий уровень развития системы раздельного сбора и переработки отходов не оставляет сырья для поставок на уже существующие МСЗ (поэтому, например, Швеция вынуждена импортировать мусор для сжигания, так как с собственниками заводов заключены долгосрочные контракты, обязывающие поставлять мусор на МСЗ);
  • при отсутствии эффективной и общедоступной системы раздельного сбора отходов в России, опасные материалы будут попадать в сжигаемые отходы, повышая уровень вредного воздействия МСЗ на людей и окружающую среду.

Сегодняшний «мусорный кризис» является прямым следствием реализации сценария «если ничего не делать», когда в течение многих десятилетий более 90% ТКО вывозились (и продолжают вывозиться) на полигоны, не соответствующие современным требованиям к организации и эксплуатации полигонов ТКО, а власти различных уровней не предпринимали и не предпринимают никаких шагов, направленных на развитие в стране цивилизованных способов обращения с отходами. Так, на сегодняшний день уровень переработки отходов в Российской Федерации не превышает 6%. При этом некоторые страны уже достигают более 60% переработки (Швеция, Германия, Австрия, Словения и др.) и развивают циклическую экономику. А отдельные крупные мегаполисы, регионы и даже государства уже официально заявляют о цели «ноль отходов» без сжигания – например, Мадрид (Испания), штат Калифорния (США), Филиппины и др. Сложившаяся ситуация порождает для нашей страны геополитические риски, в частности, риски технологического отставания.

В связи с тем, что Еврокомиссия в январе 2016 года рекомендовала странам ЕС отказываться от мусоросжигательных технологий и их государственной поддержки, возник коммерческий интерес к продвижению этих устаревших подходов и технологий в Россию. Это, в свою очередь, создаёт риски формирования технологического тупика в сфере обращения с отходами для нашей страны. Одновременно в ЕС наметился прогрессивный переход от экономики одноразового, неизвлекаемого и трудноперерабатываемого пластика к экономике многоразовых, легкоперерабатываемых и компостируемых материалов, который закрепляется соответствующими законодательными мероприятиями и целевыми показателями. К 2025 году в большинстве стран ЕС будут запрещены реализация и использование отдельных видов одноразовых пластиковых товаров, тары и упаковки. Это повлечёт за собой широкомасштабные изменения в промышленности и потреблении, переоборудование производств тары и упаковки. В конечном счёте данные меры прогнозируемо направлены в ЕС к существенному предотвращению образования отходов.

Запрет на реализацию отдельных видов одноразовых пластиковых товаров, тары и упаковки в Европе может привести к переносу мощностей по их производству в другие страны (аналогично тому, как решение Еврокомиссии по МСЗ привело к тому, что эта технология начала продвигаться в России). Китайские предприятия, скорее всего, также не станут закупать это оборудование по причине того, что государственные власти уже предпринимают шаги по оптимизации системы обращения с отходами на  территории страны (пример — запрет на ввоз несортированных макулатуры и пластика, введённый c 2017 года). В итоге списанное европейское оборудование может быть реализовано в страны с менее развитой нормативной правовой базой в данной сфере под видом иностранных инвестиций, в т. ч. есть угроза переноса таких производств в Российскую Федерацию.

Перенос в Российскую Федерацию мощностей по производству одноразовых, неизвлекаемых и трудноперерабатываемых пластиковых товаров, тары и упаковки усилит технологический разрыв между странами ЕС и Российской Федерацией. Европейские страны будут двигаться по пути устойчивого развития экономики замкнутого цикла, заменяя одноразовые, неизвлекаемые, неперерабатываемые и токсичные материалы на многоразовые, компостируемые и перерабатываемые. В Российской Федерации, наоборот, могут значительно возрасти объёмы и рыночная доля одноразовых пластиковых товаров, тары и упаковки, и, как следствие, увеличится уровень образования ТКО.

В итоге в Российской Федерации продолжится производство одноразовой, неизвлекаемой и трудноперерабатываемой пластиковой тары и упаковки, при этом их стоимость будет становиться ещё ниже по мере возрастания внутриотраслевой конкуренции, усугубляемой действующими на сегодня неэффективными экологическими ставками и нормативами утилизации. Такое падение цен приведёт к росту образования ТКО и застою в развитии производства многоразовых, экологически безопасных и легкоперерабатываемых видов товаров, тары и упаковки. Это, в свою очередь, станет основой для усугубления «мусорного кризиса» в России.  

Наличие столь серьёзных системных проблем в реализации «мусорной» реформы, свидетельствуют о высокой вероятности её скорого провала. Повсеместное нарушение последовательности (иерархии) приоритетных направлений государственной политики в области обращения с отходами, закреплённой в Законе об отходах, размытая ответственность и зоны компетенций между органами государственной власти субъектов РФ и региональным оператором, отсутствие диалога с населением и игнорирование мнения общественности носят системный характер и требуют срочного вмешательства, регулирования и надзора со стороны федеральной власти. 

При этом реализация имеющихся в международной и отечественной практике мер, находящихся в полном соответствии с закреплённой в законодательстве иерархией приоритетов государственной политики, способна уже в краткосрочной перспективе привести к значительному улучшению ситуации.

Для решения ключевой проблемы на пути цивилизованного и эффективного обращения с ТКО Совет рекомендует Правительству Российской Федерации:

— безотлагательно разработать комплексный план мероприятий по реализации приоритетных направлений государственной политики Российской Федерации в сфере обращения с отходами (с безукоснительным следованием от более приоритетных к менее приоритетным) с дорожной картой совместных действий органов государственной власти Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и других участников. План должен содержать запрет на реализацию менее приоритетных направлений государственной политики до выполнения более приоритетных, и включать целевые показатели реализации мероприятий с оценкой их достижения. Необходимо также запланировать анализ причин в случае недостижения целевых показателей.

2. Срочные меры и системные решения проблемы обращения с ТКО

2.1. Утилизация пищевых отходов

В Российской Федерации отсутствует система сбора и утилизации органических (пищевых) отходов, которые составляют в среднем около 30-40% ТКО, направляемых на полигоны. Например, только Москва ежегодно отправляет на подмосковные полигоны порядка 2 млн. тонн пищевых отходов (около четверти массы всех ТКО, образующихся в Москве). При гниении пищевые отходы выделяют неприятный запах и являются причиной образования свалочного газа, оказывающего негативное влияние на окружающую среду и здоровье людей.

В то же время в России существует опыт применения технологий, в том числе отечественных, по экологически безопасной утилизации органических отходов. Среди примеров таких технологий – компостирование пищевых отходов с дальнейшим получением органоминеральных удобрений или использование органической фракции отходов для производства биогаза. В качестве положительного примера можно привести опыт компании «Комплексные системы утилизации» (Оренбург), биогазовой станции «Лучки» (Белгородская область), ОАО «Шарканское РТП» (Удмуртия) и других предприятий, которые производят из раздельно собранных органических отходов коммерческие удобрения и биогаз.

Одним из способов сбора пищевых отходов для их дальнейшей утилизации является их раздельный сбор от населения на придомовых территориях. В крупных городах сбор пищевых отходов для получения биогаза целесообразно осуществлять через канализацию, используя диспоузеры (кухонные измельчители пищевых отходов). Опыт сбора органических (пищевых) отходов через канализационную сеть имеется в Москве, где на Люберецких и Курьяновских очистных сооружениях (далее соответственно — ЛОС и КОС) происходит производство биогаза и техногенного грунта. Однако для распространения этого способа на каждого жителя города могут потребоваться инвестиции в модернизацию ЛОС и КОС. Аналогичное решение можно использовать в других регионах, где применяется технология по переработке осадков сточных вод с последующим  производством биогаза. Произведённый биогаз может быть использован  для генерации тепловой и электрической энергии или, например, в качестве моторного топлива.

Приём и переработка канализационных стоков, содержащих, в том числе пищевые отходы, ведёт к образованию сброженных илов (после обработки в метантенках). При определённых условиях этот продукт переработки осадков сточных вод может быть использован в качестве техногенного грунта, пригодного к применению в городском хозяйстве, дорожном строительстве, для рекультивации полигонов и неудобий, засыпки котлованов и траншей и т. д., а при определённой обработке — и в качестве органоминерального удобрения. Внедрение подобных методов позволит сократить объём поступающих на полигоны ТКО на 30-40%.

Несмотря на наличие отдельных успешных примеров, инфраструктура для сбора пищевых отходов и мощности для их переработки в настоящее время в целом в России отсутствуют. В то же время опыт СССР и других стран показывает, что сбор пищевой органики для дальнейшей утилизации возможен, начиная с уровня домохозяйств.  

Для комплексного решения данной проблемы рекомендуется:

Правительству Российской Федерации:

— разработать и внести в Государственную Думу ФС РФ проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О водоснабжении и водоотведении» и отдельные законодательные акты Российской Федерации», закрепляющий порядок обращения с осадками сточных вод и водоподготовки,  а также определения данных понятий;

— разработать и утвердить нормативные акты, регламентирующие обращение с осадками сточных вод и почво-грунтами на их основе;

— в целях стимулирования раздельного сбора отходов ввести понижающий коэффициент к стоимости вывоза ТКО для тех домохозяйств, где пищевые фракции собираются раздельно (в т.ч. с применением диспоузеров) и/или ввести понижающие коэффициенты при утверждении нормативов накопления ТКО.

Исполнительным органам власти субъектов Российской Федерации:

— разработать и внедрить программы по обращению с пищевыми и иными компостируемыми органическими отходами с использованием различных технологий, применимых для разных источников образования данного вида отходов (домохозяйства, предприятия общественного питания, ритейлеры и др.), с установлением цели 100% переработки данного вида отходов и чётких промежуточных показателей-индикаторов достижения такой цели. При разработке таких программ учесть возможность технологического использования уже имеющихся в регионе мощностей по утилизации пищевых и иных компостируемых органических отходов, в ходе которой либо  производится  биогаз, либо осуществляется непосредственно компостирование с получением органоминеральных удобрений;

— разработать и внедрить программы по оборудованию индивидуальными измельчителями пищевых отходов квартир в многоквартирных домах в тех районах, канализационные стоки с которых поступают на предприятия по производству биогаза, с его последующим использованием на объектах по генерации энергии. Предусмотреть обязательное оборудование квартир в строящихся домах (в т.ч. в рамках программы «реновации» в г. Москве) индивидуальными диспоузерами;

— разработать и внедрить программы по использованию почво-грунтов на основе сброженных илов для удобрения почв;

— разместить в открытом доступе в сети Интернет указанные программы.

Правительству города Москвы и Правительству Московской области:

— сформировать и законодательно регламентировать общую позицию по вопросу обращения с пищевыми отходами, и при её формировании согласовать действия по обращению с пищевыми отходами, в том числе проработать решение по модернизации ЛОС и КОС в случае широкого внедрения измельчителей пищевых отходов на уровне домохозяйств, подключенных к системе АО «Мосводоканал».

2.2. Современная экологически и экономически эффективная альтернатива строительству мусоросжигательных заводов (МСЗ)

В качестве меры, экологически и экономически более эффективной, чем внедрение мусоросжигательных технологий и заводов, предлагается строительство заводов по механо-биологической переработке ТКО, включающих три типа производства:

— цех сортировки — для выделения вторичных материальных ресурсов;

— цех биологического разложения отходов — для снижения массы, объёма и биологической активности органической фракции;

— цех прессования оставшихся отходов.

Обработка ТКО на таких заводах позволит снизить их объём как минимум в 4 раза при плате за переработку как минимум в 1,7 раза меньшей, чем при сжигании на МСЗ. Предлагаемое решение имеет ряд преимуществ по сравнению с сжиганием на МСЗ:

  • меньшая плата за переработку ТКО по сравнению с МСЗ, при этом в случае применения для биологического разложения ТКО технологии анаэробного сбраживания (предусматривающей последующее производство электроэнергии), в целях компенсации части затрат может быть использован механизм договоров предоставления мощности;
  • возможность использования заводов по механо-биологической переработке ТКО для переработки раздельно собранных отходов (для этого надо подавать отобранные  вторичные ресурсы в цех сортировки, органические отходы – в цех биоразложения, прочие – в цех прессования). Плата за переработку при этом дополнительно упадёт ещё в 3,7 раза по сравнению с платой за переработку смешанных отходов, а эффект по снижению объёма повысится до 8 раз;
  • сроки ввода предприятий в эксплуатацию снизятся, поскольку для заводов по механо-биологической переработке ТКО не требуется сложное и дорогостоящее оборудование по очистке дымовых газов;
  • исчезнет возможность негативного воздействия на здоровье людей выбросов заводов в атмосферный воздух.

Данное решение в качестве наиболее экономически и экологически эффективного предлагается для реализации и в тех регионах, где не планируется строительство МСЗ, но остро стоит проблема обращения с ТКО. Более подробно данное решение описано в Приложении 1 к настоящим Рекомендациям[5].

2.3. Меры по изменению территориальных схем обращения с отходами

Территориальная схема обращения с отходами является одним из базовых документов и отправной точкой в реформировании системы обращения с отходами. Несмотря на это, утверждённые территориальные схемы в подавляющем большинстве регионов нарушают требования Закона об отходах,  противоречат приоритетам государственной политики обращения с отходами и законодательно закреплённой иерархии данных приоритетов, а именно:

  • отражают только существующее положение вещей и не задают направлений развития;
  • содержат прогнозные показатели по росту образования отходов вместо его сокращения;
  • не содержат целевых показателей по максимальному использованию сырья и материалов, предотвращению образования отходов, а также по сокращению образования отходов и снижению класса опасности в местах их образования (внедрению раздельного сбора утильных компонентов ТКО);
  • объединяют целевые показатели по утилизации с показателями по обезвреживанию, что фактически предоставляет возможность для региональных операторов уклоняться от вовлечения максимального количества отходов во вторичную переработку в пользу их сжигания или размещения на полигонах;
  • игнорируют необходимость учёта балансовых характеристик потоков отходов.

Для решения этих проблем Совет рекомендует Правительству Российской Федерации:

— провести инвентаризацию территориальных схем, проверить их на соответствие Закону об отходах и закреплённым в нём приоритетам государственной политики и их иерархии;

— разработать и утвердить новые требования по содержанию территориальных схем в соответствии с приоритетами государственной политики по обращению с отходами и законодательно закреплённой иерархии данных приоритетов;

— включить в Правила разработки, общественного обсуждения, утверждения, корректировки территориальных схем в области обращения с отходами производства и потребления, в том числе с твёрдыми коммунальными отходами, а также требований к составу и содержанию таких схем[6]более подробный механизм общественных обсуждений при  корректировке территориальных схем;

— разработать действенные инструменты по общественному обсуждению и учёту мнения граждан по проектам территориальных схем, в том числе, по объектам по временному размещению, захоронению, обработке, утилизации и обезвреживанию ТКО, перемещаемых из других регионов;

— внести изменения в законодательство, предусматривающие отнесение проектов территориальных схем обращения с отходами в перечень объектов государственной экологической экспертизы федерального уровня.

2.4. Приоритеты государственной политики обращения с отходами: повторное использование, предотвращение образования и сокращение образования отходов

Одной из ключевых проблем реализации «мусорной реформы» является несоблюдение последовательности (иерархии) приоритетов государственной политики, в частности, первых 3-х приоритетов: максимальное использование исходных сырья и материалов; предотвращение образования отходов; сокращение образования отходов и снижение класса опасности отходов в источниках их образования. Данные приоритеты не нормированы на региональном и федеральном уровнях, а их иерархия не отражена и не учтена в мероприятиях и целевых показателях в региональных нормативных правовых актах, регламентирующих обращение с отходами (территориальные схемы, региональные программы и др.).

К мероприятиям по максимальному использованию исходных сырья и материалов следует отнести стимулирование (введение субъектом РФ налоговых льгот в рамках своей компетенции  и пр.), популяризацию (соцреклама и пр.) использования населением и юридическими лицами многоразовых (многооборотных) товаров, тары и упаковки, а также поддержка проектов по ремонту, восстановлению и модернизации товаров, проектов по обмену и совместному использованию продукции и услуг (фримаркеты, фудшеринги, буккроссинг и пр).

Одним из наиболее эффективных мероприятий по предотвращению образования отходов является последовательное сокращение и , в дальнейшем, полный запрет использования неизвлекаемой и трудноперерабатываемой продукции — одноразовых товаров, тары и упаковки. Примером целевых показателей по предотвращению образования отходов могут служить Директива 94/62/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС по предотвращению и сокращению влияния упаковочных материалов и использованной упаковки на окружающую среду, Директива 2015/720 Европейского парламента и Совета Европейского союза от 29 апреля 2015 г. о сокращении использования тонких пластиковых пакетов.

Сокращение образования отходов и снижение класса их опасности может быть достигнуто за счёт раздельного сбора (накопления) утильных компонентов ТКО. Раздельный сбор (накопление) позволяет уже на стадии сбора отходов выделить вторичное сырьё — а значит, сократить образование отходов. Также раздельный сбор является наиболее доступным способом снижения классов опасности отходов. Согласно Федеральному классификационному каталогу отходов, «Отходы из жилищ несортированные (исключая крупногабаритные)», код 73111001724, относятся к четвёртому классу опасности, в то время как большая часть раздельно собранных фракций вторичного сырья — к пятому классу. При этом, следует отметить, что целевые показатели по раздельному  сбору (накоплению) утильных компонентов ТКО зафиксированы сейчас только в территориальных схемах Московской области, Пермского края и Республики Татарстан. Получается, что все остальные субъекты РФ не ставят перед региональными операторами индикативную задачу сокращения образования отходов и снижения класса опасности в источниках их образования. Более того, подобная ситуация привела к возникновению негативных тенденций. Например, существовавшая в Мурманской области инфраструктура раздельного накопления (сбора) отходов была ликвидирована с приходом регионального оператора, который, согласно руководящим документам по обращению с отходами Мурманской области, не имеет индикаторов по развитию раздельного накопления (сбора) отходов. В Краснодарском крае, согласно утверждённому порядку сбора ТКО, раздельное накопление (сбор) стекла, бумаги, пластика, металла и текстиля запланировано на 2037-2047 гг. В Москве заключённые на 15 лет государственные контракты по обращению с отходами предполагают организацию лишь 1 пункта раздельного накопления (сбора) на 12,5 тысяч человек. Поэтому сегодня только 2,5 тысячи из 18 тысяч контейнерных площадок оборудованы под раздельное накопление (сбор) утильных компонентов ТКО. Большего ни государственные контракты, ни территориальная схема обращения с отходами Москвы не предполагают. Таким образом, в регионах нарастает тенденция, когда инфраструктура для раздельного сбора ликвидируется с приходом регионального оператора, т.к. в руководящих документах по обращению с отходами данных регионов нет индикаторов по развитию раздельного сбора (накопления) утильных компонентов ТКО.

Важно отметить, что сжигание отходов (т.е. «термическое обезвреживание») имеет наименьший (шестой) приоритет в  иерархии приоритетов государственной политики. Поэтому целесообразность внедрения в регионах данной технологии необходимо определять только после того, как будет реализован и исчерпан потенциал пяти первых приоритетных методов обращения с отходами. На практике же мы видим противоречащие федеральному законодательству тенденции.

Всё вышеизложенное приводит к ежегодному росту образования отходов и уничтожению их полезных компонентов посредством захоронения и сжигания, что, в свою очередь, увеличивает  негативное воздействие на окружающую среду и нарушает экологические права граждан.

В целях выстраивания максимально эффективной и экологически дружественной модели обращения с отходами, основанной на соблюдении иерархии приоритетов государственной политики, рекомендуется:

Правительству Российской Федерации:

— внести изменения в постановление  Правительства РФ от 22 сентября 2018 г. № 1130, включив в раздел 8 данные об установленных в субъекте РФ целевых показателях:

  • по максимальному использованию исходных сырья и материалов (стимулирование и популяризация использования населением и юридическими лицами многоразовых товаров/тары/упаковки, поддержку системы ремонта, восстановления и модернизации товаров, а также проектов по обмену и совместному использованию продукции и услуг),
  • по предотвращению образования отходов (сокращение и поэтапный вывод из оборота на территории РФ отдельных видов одноразовых, неизвлекаемых и трудноперерабатываемых товаров, тары и упаковки),
  • по сокращению образования и снижению класса опасности отходов в местах их образования (развитие общедоступной инфраструктуры раздельного сбора и накопления утильных компонентов ТКО в прогрессивной динамике по годам с увеличением доступности для населения такой инфраструктуры до 100% к 2025 году),
  • о достигнутых значениях указанных целевых показателей;

— включить аналогичные целевые показатели в национальный проект «Экология»;

— разработать законопроект о внесении изменений в ст. 217 Налогового кодекса РФ в части освобождения от обложения НДФЛ доходов физических лиц, полученных от реализации перерабатываемых фракций ТКО;

— разработать и утвердить перечень одноразовых, неизвлекаемых, трудноперерабатываемых товаров, тары и упаковки, подлежащих поэтапному выводу из оборота на территории РФ и установить сроки такого вывода[7].

— установить запрет на сжигание (термическое обезвреживание) 182 видов отходов, в отношении которых введен запрет на захоронение[8].

Минприроды России, Минпромторгу России, Минфину России:

— разработать и представить в Правительство РФ предложения, направленные на стимулирование использования гражданами и юридическими лицами многоразовых (многооборотных) товаров, тары и упаковки;

— разработать сертификационные стандарты для категории многоразовых (многооборотных) товаров, тары и упаковки, определяющие свойства и потенциал полезного использования реализуемой на территории РФ продукции.

— инициировать внесение дополнений в технический регламент Таможенного Союза о безопасности упаковки ТРТС005/2011, направленных на стимулирование использования многоразовой (многооборотной) тары и упаковки.

— разработать и представить в Правительство РФ предложения, направленные на сокращение и поэтапный вывод из оборота на территории Российской Федерации отдельных видов одноразовых, неизвлекаемых и трудноперерабатываемых товаров, тары и упаковки.

Минприроды России:

— подготовить для включения в национальный проект «Экология» программу мероприятий и целевых показателей по максимальному использованию исходных сырья и материалов, по предотвращению образования отходов и по сокращению образования и снижению класса опасности отходов в местах их образования.

— совместно с Минпромторгом России разработать программу по предотвращению образования отходов через поэтапное сокращение на территории Российской Федерации оборота одноразовых, неизвлекаемых и трудноперерабатываемых товаров, тары и упаковки.

Руководителям органов государственной власти Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления:

— нормативно установить запрет на использование отдельных видов одноразовых, неизвлекаемых и трудноперерабатываемых  потребительских товаров, тары и упаковки на всех массовых мероприятиях, а также в соответствующих органах власти и подведомственных государственных и муниципальных учреждениях.

Руководителям органов государственной власти субъектов Российской Федерации:

— принять исчерпывающие меры по приведению территориальных схем обращения с отходами и иных региональных нормативных правовых актов  по обращению с отходами в соответствие с п. 2 ст. 3 Закона об отходах, утвердив мероприятия и установив прогрессивные целевые показатели по максимальному использованию сырья и материалов, по предотвращению образования отходов, по сокращению образования и снижению класса опасности отходов в местах их образования. К мероприятиям по максимальному использованию сырья и материалов следует отнести стимулирование (введение субъектом РФ налоговых льгот в рамках своей компетенции и пр.), популяризацию (соцреклама и пр.) использования населением и юридическими лицами многоразовых (многооборотных) товаров, тары и упаковки, а также поддержка проектов по ремонту, восстановлению и модернизации товаров, проектов по обмену и совместному использованию продукции и услуг (фримаркеты, фудшеринги, буккроссинги пр). К мероприятиям по сокращению образования отходов следует отнести поэтапный вывод из оборота на территории субъекта отдельных видов одноразовых, неизвлекаемых и трудноперерабатываемых товаров, тары и упаковки. К мероприятиям по сокращению образования и снижению класса опасности отходов в местах их образования следует отнести развитие общедоступной инфраструктуры раздельного сбора (накопления) утильных компонентов отходов, в том числе органических и опасных отходов, в прогрессивной динамике по годам, с увеличением доступности такой инфраструктуры до 100%.

2.5. Разработка наилучших доступных технологий утилизации ТКО

Институт наилучших доступных технологий (далее — НДТ) должен стимулировать производителей использовать наиболее экологически безопасные и экономически эффективные технологии в различных отраслях, в т. ч. в области обращения с отходами. На первый взгляд выглядит логичным, что в приоритетном порядке разработаны НДТ для технологий обезвреживания отходов высокого класса опасности, способных нанести  вред окружающей среде (в частности, НДТ для технологий термического обезвреживания ТКО). При этом НДТ для утилизации различных видов отходов не разработаны. В условиях пренебрежения соблюдением иерархии приоритетов государственной политики в области обращения с отходами складывается парадоксальная ситуация, когда при выборе технологий аргументом в пользу первоочередного использования мусоросжигания становится наличие утверждённых НДТ.

В целях обеспечения эффективного применения НДТ в области обращения с отходами, рекомендуется:

Правительству Российской Федерации:

— разработать справочники НДТ для утилизации различных видов отходов, входящих в состав ТКО: полимеры, стекло, металлы, макулатура, включая компостируемые отходы (отходы кухонь, иловые осадки и т. п.) наряду с НДТ по утилизации ТКО через производство РДФ-топлива;

— повысить ставки экологического сбора до такого уровня, при котором  компаниям-производителям будет выгоднее либо самостоятельно обеспечивать утилизацию своих товаров, в том числе тары и упаковки, либо отказаться от их производства;

— исключить практику отчётности о выполнении целевых показателей по утилизации одних видов пластика другими видами, например, сбором и утилизацией ПЭТ за произведённую упаковку из полистирола или ПВХ;

— ввести экономические меры, стимулирующие предприятия общественного питания сокращать использование одноразовой посуды, тары и упаковки в пользу многоразовых аналогов.

2.6. Раздельный сбор отходов: барьеры и стимулы

При готовности большинства жителей Российской Федерации к участию в раздельном сборе отходов[9] и недозагрузке существующих перерабатывающих мощностей, в законодательстве отсутствуют механизмы для внедрения раздельного сбора отходов (далее – РСО) на территории страны.

Региональные операторы не только экономически не заинтересованы во внедрении РСО, но и не обязаны его внедрять и даже вправе не разрешить внедрять РСО другим компаниям. Как следствие, на местах не предпринимаются базовые меры для того, чтобы РСО начал функционировать: например, не осуществляется установка достаточного количества контейнеров для РСО, прессов для пластика. Граждане не верят в то, что раздельно собранные отходы действительно везут на переработку, и поэтому участвуют в РСО не так активно, как могли бы.

Кроме того, в руках регионального оператора (в тех регионах, где запланировано строительство МСЗ) сосредоточена реализация конфликтующих способов обращения с отходами. В частности, выделение, в рамках внедрения РСО, наиболее калорийных фракций из общего потока ТКО снижает экономическую эффективность работы МСЗ.

Запрет полигонного захоронения отдельных полезных компонентов, входящих в состав ТКО, никоим образом не препятствует их смешению с остальным мусором, а значит, не предотвращает их попадание на полигон в смешанном потоке мусора.

Важные этапы накопления и транспортировки вторичных ресурсов остаются без финансирования в связи тем, что установленные ставки экологического сбора и нормативы утилизации не покрывают расходов юридических лиц на самостоятельную реализацию расширенной ответственности производителя и провоцируют производителей на уплату экологического сбора в бюджет. В свою очередь, бюджетные средства распределяются на строительство и проектирование только объектов обработки и утилизации отходов. Отсутствуют механизмы экономического стимулирования граждан к участию в РСО, такие как пониженный тариф на вывоз раздельно накопленных (собранных) отходов, залоговая стоимость тары; отсутствует правовое поле для развития сети пунктов приёма вторсырья.

На начало 2018 года уровень доступности инфраструктуры раздельного сбора (накопления) отходов для жителей 160 крупных городов России (с населением более 100 тысяч человек), которые являются основными отходообразователями страны (в разрезе ТКО), и где проживает 73,5 млн человек, составлял лишь 14,5%. Таким образом только 10,7 млн человек в Российской Федерации имеют доступ к инфраструктуре раздельного сбора (накопления) отходов.

Для того, чтобы РСО начал функционировать, Правительству Российской Федерациирекомендуется:

— установить обязанность субъектов РФ и региональных операторов по внедрению и развитию общедоступной инфраструктуры раздельного сбора (накопления) утильных компонентов ТКО в прогрессивной динамике по годам с увеличением доступности для населения такой инфраструктуры до 100% к 2025 году (предусмотрев ответственность за недостижение данных показателей);

— повысить ставки экологического сбора и нормативы утилизации до уровня, стимулирующего производителей самостоятельно обеспечивать утилизацию своей продукции;

— разработать действенные меры и инструменты экономического стимулирования граждан для участия в РСО;

— разработать программы просвещения граждан в сфере обращения с отходами (в соответствии с приоритетами государственной политики и их иерархией) и вовлечения их в участие в РСО.

II. Предложения по обеспечению учёта мнения граждан Российской Федерации при строительстве объектов, используемых для переработки твёрдых коммунальных отходов

1. Международный опыт учёта мнения общественности при принятии решений о размещении объектов обращения с ТКО

Массовые гражданские протесты, вызванные процессами обращения с отходами, широко распространены во всём мире. При отсутствии решений, удовлетворяющих требования местного населения и общественных активистов, антимусорные протесты могут продолжаться долгие годы, иногда десятилетия (примеры — Италия, Ливан, Словакия, Великобритания). Попытки силой подавить антимусорные протесты на этапе, когда они доходят до противостояния на улицах, иногда внешне могут быть успешными (пример — Ливан), но не решают проблемы обращения с отходами. На этом фоне протестное движение уходит на уровень местных органов власти, малого бизнеса, общественно-политических движений.

Антимусорные протесты способствуют развитию мощных общественных движений, примером может быть итальянское движение «Zero Waste» («Ноль отходов»). В настоящее время оно объединяет органы местного самоуправления 274 коммун, на территории которых проживает 6,1 млн. человек (это почти 10% населения Италии). Участниками движения «Ноль отходов» являются такие крупные города, как Парма. В 2018 году о планах присоединения к этому движению заявил Рим.

Дополнительным фактором, сильно влияющим на антимусорные протесты, является зачастую весьма серьёзное влияние организованной преступности и коррупции в области обращения с отходами (Италия, Словакия, Ливан, США). Организованная преступность и коррупция могут в одних случаях способствовать подавлению антимусорных протестов, а в других — увеличивать их силу и эффективность.

Органы власти, столкнувшись с массовыми антимусорными протестами, кроме попыток их подавления или игнорирования, могут попытаться занять более конструктивную позицию. Это может быть:

— обеспечение информационной открытости, что будет способствовать повышению доверия, ответственности представителей органов власти, уменьшению возможностей влияния коррупции и организованной преступности;

— учёт альтернативных требований и предложений со стороны протестующих, в том числе часто имеющих под собой значительные экономические причины (например, падение стоимости недвижимости, расположенной рядом с объектами, на которых осуществляется обращение с отходами);

— ориентация протестных движений, которые часто движимы принципом «где угодно, но не на моём заднем дворе», на реализацию возможных конструктивных альтернатив (прежде всего — снижения количества образующихся отходов, внедрения раздельного сбора отходов, развития переработки и т.д.);

— использование механизмов учёта общественного мнения, предполагающих непосредственное и обязательное для исполнения волеизъявление населения соответствующих территорий и правообладателей недвижимого имущества, расположенного на них.

2. Краткий анализ российского опыта по использованию процедур информирования и учёта общественного мнения при принятии решений о размещении объектов обращения с ТКО и предложения по обеспечению информирования граждан и учёта их мнения

Как уже отмечалось выше, наиболее ярким примером катастрофичности ситуации с обращением с отходами, является ситуация в Москве и Московской области. Москва является крупнейшим производителем ТКО на территории Российской Федерации. При этом город демонстрирует «безответственность производителя», в течение длительного времени решая проблему своих отходов за счёт их вывоза на полигоны, расположенные преимущественно в Московской области, а иногда и на территориях соседних с ней регионов.

В результате столица России оказалась окружена кольцом полигонов захоронения отходов. С 2017 г. на территории Московской области начался рост протестной активности, связанный с функционированием уже существующих полигонов, а также планами по организации новых. Попытки решения проблемы за счёт активизации вывоза московских отходов для захоронения не только в Московскую область, но и в другие регионы (Владимирскую, Архангельскую области), строительства мусоросжигательных заводов в рамках проекта «Чистая страна» привели к активизации протестов, а также к распространению их на территории других областей. Ситуация будет обостряться и дальше в связи с увеличением потока московских отходов при реализации программы реновации столичного жилищного фонда.

Проблемы некачественной реализации существующих процедур учета общественного мнения, сокрытия или искажения экологической информации, иногда намеренного манипулирования процессом общественных обсуждений, подтасовывания их результатов стоят весьма остро и способствуют усилению протестных настроений. Примеры нарушений при подготовке и проведении общественных слушаний по материалам ОВОС  мусоросжигательных заводов даны в Приложении 2 к настоящим Рекомендациям.

Типичными примерами некорректного использования процедур информирования и учета общественного мнения являются:

  1.  Низкая доступность информации о проектах, результатах их обсуждения и экологической оценки, отказы в предоставлении проектной документации для проведения независимых общественных экологических экспертиз, информационная закрытость государственных экологических экспертиз (далее — ГЭЭ) проектной документации объектов, используемых для размещения и (или) обезвреживания отходов I — V классов опасности. При заявленном переходе России к цифровой экономике официальную проектную документацию, представляемую на ГЭЭ или общественное обсуждение, результаты ГЭЭ и т.д. до сих пор не размещают в сети Интернет. Типичным объяснением отказа в доступе к проектной документации, представляемой на экологическую экспертизу, является «коммерческая тайна». Обязательность ГЭЭ проектов территориальных схем по обращению с отходами отсутствует. Тексты заключений государственных экологических экспертиз не размещаются в открытом доступе и не предоставляются по запросам. Отсутствует единый общедоступный интернет-источник сведений об уже утвержденных территориальных схемах обращения с отходами, результатах общественных обсуждений проектов территориальных схем, проектов их корректировок и т.д.
  2.  Отсутствие в открытом доступе официальной информации об экологических последствиях деятельности в области обращения с ТКО. Большая часть полигонов для захоронения ТКО не имеет официальных сайтов, а при наличии таких сайтов их информационное наполнение, пригодность к использованию в диалоге с гражданами, в процедурах по учету их мнения, как правило, находятся на низком уровне. Результаты проверки деятельности полигонов органами экологического и санитарно-эпидемиологического надзора в открытом, удобном для пользования, заслуживающем доверия виде отсутствуют. Согласно Положению о подтверждении исключения негативного воздействия на окружающую среду объектов размещения отходов[10], целенаправленное информирование по этому поводу не предусмотрено. Согласно Положению об утверждении стандартов раскрытия информации в области обращения с твердыми коммунальными отходами[11] предусмотрено раскрытие информации (обеспечение доступа к информации неограниченного круга лиц независимо от цели ее получения) по ряду организационных и экономических показателей. Однако при этом полностью отсутствуют какие-либо показатели, характеризующие социально-экологические результаты деятельности операторов по обращению с отходами.

Информация контрольно-надзорных органов о состоянии окружающей среды в местах расположения объектов обращения с отходами зачастую не совпадает с данными и наблюдениями (мнением) местных жителей и вызывает рост недоверия населения к органам власти. Недовольство усиливается при принятии непрозрачных решений о сокращении размеров санитарно-защитных зон  объектов обращения с отходами. В соответствии с п. 7.1.12. (Сооружения санитарно-технические, транспортной инфраструктуры, объекты коммунального назначения, спорта, торговли и оказания услуг) СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03[12], к I классу с санитарно-защитной зоной в 1000 метров относятся полигоны по размещению, обезвреживанию, захоронению токсичных отходов производства и потребления 1-2 классов опасности, мусоросжигательные, мусоросортировочные и мусороперерабатывающие объекты мощностью от 40 тыс. т/год и др. При этом существует возможность сокращения размера санитарно-защитной зоны, в том числе для таких предприятий. Известен случай, когда в Москве для МСЗ, планировавшегося к строительству на ул. Вагоноремонтной в промзоне «Коровино» – предприятия I класса, санитарно-защитная зона была значительно сокращена, в результате чего по одному из направлений её размер стал составлять менее 100 метров. В большинстве случаев в публичном доступе отсутствуют убедительные обоснования для сокращения размера санитарно-защитных зон.

Кроме того, по мнению многих экспертов, размер санитарно-защитных зон в 1000 метров для предприятий по обращению с отходами I класса, а также меньшие размеры для объектов обращения с отходами других классов, являются недостаточными для обеспечения прав граждан на благоприятную окружающую среду и санитарно-эпидемиологическое благополучие при функционировании вышеназванных объектов. Подобные объекты осуществляют негативное воздействие на окружающую среду и людей на гораздо больших расстояниях. 

3) Манипулирование терминологией, действующей нормативно-правовой базой и т.д. в расчете на изменение отношения граждан к проекту, создание препятствий для широкого публичного обсуждения проектной документацииНапример, сжигание отходов переименовывается в «переработку отходов в энергию». В проекте «опытно-экспериментального завода по сортировке и переработке отходов» (с.п. Филипповское, Киржачский район, Владимирская область) обнаруживаются полигоны для захоронения остатков этой сортировки и переработки на площади в несколько десятков га. Строительство полигона для захоронения московских ТКО на ст. Шиес Архангельской области получает название «Экотехнопарк». При проведении общественных и публичных слушаний, встреч с общественностью, зачастую используются помещения с малой вместимостью, выбираются неудобное время и/или место проведения, проводится подвоз «подобранных» представителей общественности с заранее заготовленными выступлениями при ограничении доступа противников проектов, реальных местных жителей и т.д. Известны случаи фабрикации положительных заключений по результатам общественных обсуждений проектов, что, в свою очередь, также вызывает протесты.

4) Отсутствие в законодательстве инструмента стратегической экологической оценки для учета экологических и санитарно-эпидемиологических  рисков, а также для учёта мнения граждан на ранних этапа разработки программ и документов стратегического значения. Стратегическая экологическая оценка — это оценка вероятных экологических и социально-экономических последствий реализации сценариев долгосрочного развития, которая проводится на более ранней стадии, чем ОВОС. Данный инструмент уже несколько десятилетий применяется в мире. Есть прецеденты (частные инициативы) успешного применения данного инструмента в России. Так, в 2015-2016 гг. проведен пилотный проект СЭО Стратегии социально-экономического развития Забайкальского края до 2030 года. В 2016-2017 годах были реализованы еще два пилотных проекта: СЭО программы развития угледобывающего района в Кемеровской области с учетом задач сохранения биоразнообразия и СЭО Стратегии социально-экономического развития Амурской области до 2025 года в части развития топливно-энергетического комплекса.

5) Отсутствие в оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ показателей информационной открытости и учета мнения граждан при реализации территориальных схем и проектов по обращению с ТКО. В соответствии с установленным порядком[13], при оценке эффективности тема отходов, в той или иной мере, отражена в п. 9 перечня показателей и включает в себя качество и доступность услуг жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ); отношение среднедушевых расходов населения на оплату ЖКХ к стоимости фиксированного набора основных потребительских товаров и услуг; долю утилизированных ТКО в общем объеме коммунальных отходов; долю нормативно очищенных вод в общем объеме сточных вод. Однако эти показатели не отражают всю комплексность и остроту данной темы.

Для комплексного решения указанных проблем Совет рекомендует:

Минприроды России, Минюсту России, Минкомсвязи России, Росприроднадзору, Генпрокуратуре России совместно с Советом, Общественной палатой Российской Федерации, Общероссийским народным фронтом и другими общественными организациями:

— провести анализ эффективности реализации действующих процедур и механизмов информирования населения и учета мнения граждан при проектировании и строительстве заводов по термическому обезвреживанию ТКО в рамках нацпроекта «Чистая страна» (4 в Московской области и 1 в Татарстане), а также в отношении полигонов и проектов в области обращения с ТКО, вызвавших активные социальные протесты в 2017-2018 гг. (полигон «Кучино» (Балашиха), полигон «Ядрово» (Волоколамск), полигон «Лесная» (Серпухов), проект «Малинки» (Новая Москва), проект на территории с.п. Филипповское Киржачского района Владимирской области, проект по захоронению ТКО из г Москвы на полигоне в районе ст. Шиес (Архангельская область) и т.д.;

— с учетом проведенного анализа подготовить и реализовать предложения по повышению эффективности работы действующих процедур по информированию и учету мнения граждан в области обращения с ТКО;

— провести анализ информационного наполнения интернет-сайтов объектов обращения с отходами (для каждого отдельного объекта);

— с учетом проведенного анализа разработать минимальные обязательные требования к информационному наполнению таких сайтов, организовать проведение регулярных конкурсов на лучший интернет-сайт объекта по обращению с отходами в целях распространения и внедрения положительного опыта в этой области.

Главному государственному санитарному врачу Российской Федерации:

— внести изменения в СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов» в части установления для объектов обращения с отходами I класса размера санитарно-защитной зоны в 5000 м, для объектов обращения с отходами II класса – 3000 м, для объектов обращения с отходами III класса – 1000 м, объектов обращения с отходами IV класса – 500 м.

Правительству Российской Федерации:

— ввести государственную экологическую экспертизу федерального уровня  проектов территориальных схем обращения с отходами;

— установить обязательность публикации в сети Интернет представляемой на государственную экологическую экспертизу проектной документации объектов, используемых для размещения и (или) обезвреживания отходов I — V классов опасности;

— создать единый общедоступный официальный интернет-источник сведений об уже утвержденных территориальных схемах обращения с отходами, с размещением их официальных текстов; сведений о результатах общественных обсуждений, датах общественного обсуждения корректировок территориальных схем, результатах государственной экологической экспертизы и т.д.;

— Обеспечить обязательную публикацию в сети Интернет представляемой на государственную экологическую экспертизу (ГЭЭ) проектной документации объектов, используемых для размещения и (или) обезвреживания отходов I — V классов опасности, в части, содержащей информацию о состоянии окружающей среды и природных ресурсов, о загрязнении окружающей среды, о мерах по её охране, об обстоятельствах и о фактах хозяйственной и иной деятельности, создающих угрозу окружающей среде, жизни, здоровью и имуществу граждан, об источниках загрязнения окружающей среды и природных ресурсов или иного вредного воздействия на окружающую среду и природные ресурсы, о состоянии противопожарной безопасности, санитарно-эпидемиологической и радиационной обстановке, о других факторах, оказывающих негативное воздействие на обеспечение безопасного функционирования производственных объектов, безопасности каждого гражданина и безопасности населения в целом) объектов, используемых для размещения и (или) обезвреживания отходов I-V классов опасности, а также заключений ГЭЭ.

— установить обязательность включения в материалы государственной экологической экспертизы и ее заключение пояснений о том, как были использованы (не были использованы) поступившие в письменном виде предложения граждан и общественных организаций. В случае, если эти предложения не были использованы, должны быть указаны причины неиспользования;

— внести в Положение о подтверждении исключения негативного воздействия на окружающую среду объектов размещения отходов дополнения, устанавливающие обязательность публикации в сети Интернет:

  • отчетов о результате мониторинга воздействия объектов размещения отходов на окружающую среду, проводимого собственниками объектов размещения отходов, а также лицами, во владении или в пользовании которых находятся объекты размещения отходов;
  • результатов проводимой территориальными органами Росприроднадзора проверки отчетов для подтверждения (неподтверждения) заключения об отсутствии негативного воздействия на окружающую среду объекта размещения отходов, включая использованные для этого результаты государственного мониторинга;
  • результатов проверок, проводимых государственными? органами в области охраны окружающей среды, помимо оформления документов «о подтверждении исключения негативного воздействия на окружающую среду объектов размещения отходов.
Читай:  Фоменко публично пообещал помочь с документами для референдума

— дополнить Стандарт раскрытия информации в области обращения с ТКО рядом социально-экологических показателей:

  • количеством жалоб, связанных с экологическими последствиями деятельности оператора по обращению с отходами (в качестве источника верификации можно использовать данные о входящих обращениях в органы государственной власти);
  • результатами реагирования получателей жалоб на эти обращения;
  • количеством и результатами плановых и внеплановых проверок деятельности операторов по обращению с отходами;
  • количеством публичных протестных мероприятий (митинги, пикеты и т.д.), связанных с деятельностью операторов по обращению с отходами.

— ускорить принятие федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» и в иные законодательные акты Российской Федерации», предусматривающего введение стратегической экологической оценки. В качестве пилотного проекта подготовить СЭО для нацпроекта “Чистая страна”.

— внести в Постановление Правительства Российской Федерации от
14 ноября 2018 г. № 1373[14] изменения, предусматривающие учет таких показателей, как «реализация приоритетов государственной политики в области обращения с отходами в регионе» и «информационная открытость при реализации территориальных схем и проектов по обращению с ТКО».

3. Использование обязательных для исполнения форм учета мнения граждан для принятия решений о строительстве объектов обращения с отходами

Объекты, используемые для обработки, утилизации и обезвреживания и размещения ТКО, относятся к высокому классу опасности, в связи с чем выбор мест их расположения непосредственно затрагивает интересы жителей не только близлежащих населенных пунктов, но и населённых пунктов, расположенных на некотором расстоянии от объектов обращения с отходами, оказывая прямое влияние на реализацию прав граждан на жизнь, здоровье, благоприятную окружающую среду и санитарно-эпидемиологическое благополучие. Поэтому принятие решения о строительстве таких объектов требует использования инструментов и механизмов учета мнения граждан, предполагающих непосредственное и обязательное для исполнения волеизъявление населения соответствующей территории.

Поскольку размещение объектов обращения с отходами требует всесторонней проработки и обсуждения с населением, механизм учета мнения граждан должен предусматривать два этапа: информирование жителей о проекте с его публичным обсуждением и принятие населением решения, обязательного к исполнению.

На первом этапе осуществляется информирование и публичное обсуждение с жителями и иными заинтересованными лицами проекта размещения объекта, потенциально несущего риски негативного воздействия на окружающую среду, путем проведения публичных слушаний или общественных обсуждений в существующих процедуре и формате. На соответствующем сайте в сети Интернет заблаговременно размещается документация о предполагаемом строительстве, представляется проект, проводится его экспозиция и организуется обсуждение, в случае проведения публичных слушаний проводится собрание или собрания участников. В обсуждении участвуют местные жители, постоянно проживающие на территории, на которой либо прилегающей к которой предполагается строительство объекта, используемого для обработки, утилизации, обезвреживания и размещения ТКО, правообладатели находящихся в границах данной территории объектов недвижимости, избранные на данной территории депутаты и иные выборные должностные лица органов местного самоуправления, представители территориального общественного самоуправления, а также специалисты.

В связи с отсутствием в действующем законодательстве механизма учета рекомендаций, высказанных на публичных слушаниях и общественных обсуждениях, необходим второй этап — принятие непосредственно населением решения по вопросу о строительстве объектов обработки, утилизации, обезвреживания и размещения ТКО, путем проведения:

— схода граждан соответственно городского поселения, или отдельного населенного пункта, входящего в состав поселения, внутригородского района, внутригородской территории города федерального значения, городского округа, на территории которого предполагается строительство вышеназванного объекта, — в каждом из поселений (населенных пунктов) с численностью жителей, обладающих избирательным правом, не более 500 человек, либо расположенного на межселенной территории в границах муниципального района, на территории или в непосредственной близости от которого предполагается строительство вышеназванных объектов;

— местного референдума — в городском поселении, городском округе, внутригородском районе городского округа с внутригородским делением, внутригородской территории (внутригородском муниципальном образовании) города федерального значения, на территории которого предполагается строительство вышеназванных объектов, с численностью жителей, обладающих избирательным правом, более 500 человек.

В настоящее время значительно сужены полномочия органов местного самоуправления городских поселений по вопросам, касающимся обращения с отходами на территориях соответствующих городских поселений. У сельских поселений любые полномочия по вопросам, касающимся обращения с отходами, изъяты в принципе.

Для реализации изложенных предложений Совет рекомендует Правительству Российской Федерации внести следующие изменения в Федеральный закон от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»:

— дополнить п. 14 ч. 1 ст. 15 и п. 24 ч. 1 ст. 16 после слов «(в том числе раздельному сбору),» словами «накоплению, »;

— п. 18 ч. 1 ст. 14 изложить в следующей редакции: «участие в организации деятельности по сбору (в том числе раздельному сбору), накоплению, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, захоронению твердых коммунальных отходов на территориях соответствующих городских поселений»;

— в ч. 3 ст. 14 включить в перечень вопросов местного значения сельского поселения, вопрос, предусмотренный п. 18 ч. 1 данной статьи в предлагаемой редакции;

— первый абзац ч. 3 ст. 14 изложить в следующей редакции: «К вопросам местного значения сельского поселения относятся вопросы, предусмотренные пунктами 1 — 3, 9, 10, 12, 14, 17, 18, 19 (за исключением использования, охраны, защиты, воспроизводства городских лесов, лесов особо охраняемых природных территорий, расположенных в границах населенных пунктов поселения), 21, 28, 30, 33 части 1 настоящей статьи.»;

— в ст.ст. 14, 15, 16 и 16.2. дополнить перечни вопросов местного значения городского, сельского поселения, муниципального района, городского округа и внутригородского района участием в деятельности по выбору мест размещения и согласованию проектов строительства объектов, используемых для переработки твердых коммунальных отходов;

— в ст. 25.1. внести изменения, уточняющие полномочия схода граждан и закрепляющие возможность проведения совместных сходов в нескольких поселениях либо населенных пунктах, на территории которых либо в непосредственной близости от которых планируется строительство объекта, используемого для обработки, утилизации, обезвреживания и размещения ТКО;

— в ч. 2 ст. 22 внести изменения, предусматривающие возможность проведения местного референдума на части территории муниципального образования.

Настоящие Рекомендации одобрены Советом при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека путем заочного голосования 18 января 2019 г.

Председатель Совета                                                                    М.Федотов


[1] п. 2 перечня поручений Президента РФ от 5 декабря 2017 г. № Пр-2436

[2] http://president-sovet.ru/documents/read/573/

[3] Федеральный закон от 24 июня 1998 г. N 89-ФЗ (ред. от 29 июля 2018 г.) «Об отходах производства и потребления» // «Собрание законодательства РФ», № 26, 29.06.1998, ст. 3009, далее – Закон об отходах.

[4] утверждено Распоряжением Министерства экологии и природопользования Московской области № 66-РМ от 19 февраля 2018 г.

[5] Данный проект стал одним из победителей конкурса по решению проблем утилизации мусора, проведённого Советом в 2018 году.

[6] Утверждены Постановлением Правительства РФ от 22 сентября 2018 г. № 1130 // «Собрание законодательства РФ», 01.10.2018, № 40, ст. 6134.

[7] по аналогии с Перечнем видов отходов производства и потребления, в состав которых входят полезные компоненты, захоронение которых запрещается (утв. Распоряжением Правительства РФ от 25 июля 2017 г. № 1589-р // «Собрание законодательства РФ», 07.08.2017, № 32, ст. 5107).

[8] -//-

[9] Согласно опросу ФОМ за 2017 г., более 90% опрошенных россиян готовы сортировать отходы при наличии контейнеров в шаговой доступности.

[10] Утверждено Постановлением Правительства РФ от 26 мая 2016 г. № 467 // «Собрание законодательства РФ», 06.06.2016, № 23, ст. 3317.

[11] Утверждено Постановлением Правительства РФ от 21 июня 2016 года № 564 (ред. от 31.03.2018) // «Собрание законодательства РФ», 27.06.2016, № 26 (II), ст. 4068.

[12] «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов»

[13] Указ Президента РФ от 14 ноября 2017 г. № 548 «Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации»

[14] Постановление Правительства РФ от 14 ноября 2018 г. № 1373 «О методиках расчета показателей для оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации» // «Собрание законодательства РФ», 26.11.2018, № 48, ст. 7145.

Загрузить (677,28 КБ)

Приложение 1

Предложения по разработке основ системы обращения с твердыми коммунальными отходами

Бабанин Игорь Валентинович,

генеральный директор ООО “Точка сбора” (Санкт-Петербург)

В 2008 году автором была подготовлена исследовательская работа «Мусорная революция» [1]. Задачей работы 2008 года был поиск наиболее экономически обоснованных методов переадресации отходов со свалок при минимальных экологических издержках. При этом уже тогда, как и сейчас, было ясно, что все способы обращения с отходами обходятся дороже их простого захоронения (если не принимать во внимание экстернальные  издержки, такие как запах с Кучинской свалки, повышение уровня онкологических заболеваний вблизи МСЗ, деградация природных ландшафтов при добыче первичных материальных ресурсов вместо вторичных  и т.п.).

Все методики обращения с отходами сравнивались по их эффективности с точки зрения уменьшения объема отходов —  ведь именно объем влияет на выделение места для их захоронения и является объектом приложения усилий коммунальных служб. При этом ожидалось, что в оптимальную систему обращения с отходами будет заложена возможность для перехода к долгосрочному управлению отходами, предусматривающему в перспективе реализацию принципа Ноль отходов [2].

Поставленные задачи были выполнены. Кроме того,  удалось предложить такой набор технологических операций, который позволял без серьезной перестройки предприятий и оборудования наращивать долю  их полезного использования  как за счет раздельного сбора, так и за счет совершенствования процессов промышленной переработки (что невозможно при сжигании отходов, являющемся методом уничтожения подавляющей массы потенциальных вторичных ресурсов без возможности переналадки, но с необходимостью поставлять отходы на сжигание на весь период многолетнего контракта).

За прошедшее десятилетие властями (как федеральными, так и региональными/местными) не было предпринято никаких практических попыток переломить ситуацию, и к 2018 году страна пришла с частично выведенными из эксплуатации, частично переполненными (со слов тех же властей) полигонами. Впрочем, в официальных заявлениях как тогда, так и сейчас звучит фраза о том, что «полигоны переполнятся через 3–4 года», что говорит о невладении лицами, принимающими решения, реальной ситуацией.

В этих условиях мы посчитали необходимым издать новый вариант «Мусорной революции». Подход к проблеме в новой версии полностью идентичен предыдущему. Основными же отличиями являются:

  • практическая реализуемость всех предлагаемых мероприятий за предлагаемые средства, иными словами автор готов в любой момент приступить к реализации изложенных планов при условии обеспечения запрашиваемых тарифов;
  • выбор для оценки, возможно, не оптимальных, но хорошо известных автору технологий, что, в свою очередь, предполагает возможность существования более экономичных способов достижения поставленных задач;
  • за прошедшее десятилетие морфологический состава отходов стал беднее. Это связано со значительным ростом уровня «латентной» переработки, то есть потерь вторичного сырья в контейнерах за счет его изъятия гражданами и организациями для продажи, минуя организатора системы сбора;
  • обновление экономических показателей с учетом изменений цен и курсов валют.

Предлагаемая схема может быть использована как матрица для подстановки в нее исходных данных, соответствующих местным условиям, и получения на выходе предварительного экономического обоснования комплексной системы обращения с отходами для рассматриваемого региона.

Термины и определения

ТКО, отходы потребления, отходы — твердые коммунальные отходы.

Коммунальные службы — любые организации, отвечающие за удаление ТКО из придомовых территорий.

Переадресация отходов — предотвращение попадания определенного объема отходов на захоронение.

Уровень переадресации (отходов)— процентное отношение объема отходов, в отношении которых удалось выполнить переадресацию, к первоначальному объему образовавшихся отходов.

Стоимость переадресации — стоимость переадресации 1 м3 отходов

Складочная плотность — плотность неуплотненного скопления с учетом пустот.

«Сухие» отходы, или вторичные материальные ресурсы — все отходы, которые при выделении и группировке могут быть использованы как сырьё для промышленности: бумага, стекло, металлы, полимеры и др.

«Влажные», или биоразлагаемые отходы — отходы, которые могут быть подвергнуты биологическому разложению: органические отходы, дерево, бумага.

«Прочие» отходы — отходы, не вошедшие в первую или вторую группу.

Тариф — величина средств, которые должен заплатить собственник отходов для их переработки по конкретной технологии. В тариф включается необходимая компенсация выпадающих доходов, связанная с применением данного технологическогорешения и нормативная прибыль. Принято, что стоимость транспортировки отходов идентична во всех случаях и в величину тарифа не включена.

МСЗ, мусоросжигательный завод — предприятие, осуществляющее термическое разложение отходов, в том числе на колосниковой решетке, методом пиролиза, плазменной газификации и т.д.

Предмет и задачи настоящей работы

По данным Министерства природных ресурсов [3], отходы, образовавшиеся в РФ в 2015 году, разделялись по видам следующим образом:

 — отходы горнодобывающей промышленности (92%),

 — отходы производства и связанных отраслей (7%),

 — твердые коммунальные отходы (ТКО), или отходы потребления (1%).

Несмотря на свою малую часть, отходы потребления требуют особого внимания. С одной стороны, они представлены в основном отслужившими товарами, ради производства которых и образуются отходы первой и второй групп. Возвращая эти отходы в хозяйственный оборот, мы косвенно влияем и на снижение образования первой и второй группы. С другой стороны, необдуманные решения (либо отсутствие каких-либо решений) по ТКО со стороны органов власти вызывают основные экологические проблемы в местах проживания подавляющей части населения, а также основные общественные конфликты, например связанные со строительством и эксплуатацией МСЗ или полигонов.

В настоящей работе мы ограничиваемся рассмотрением ТКО. В рамках работы понятия «ТКО», «отходы потребления» и «отходы» — равнозначны. В работу не включены также опасные отходы потребления.

С точки зрения из образования, отходы потребления — это сосредоточение полезных материалов, используемых в товарах народного потребления. Исходя из этого, трудно представить какую-то их составляющую, которую нельзя при определенных условиях вовлечь в хозяйственный оборот. Для исследования отходов с этой стороны важен их морфологический состав.

С точки зрения удаления, отходы — это проблема  коммунальных служб, отвечающих за санитарное состояние населенных пунктов, поскольку представляют собой материалы, которые стали по тем или иным причинам не нужны их собственникам и должны регулярно удаляться. В этом случае имеет значение их объем, поскольку он определяет расходы на транспортировку, а также на выделение места для захоронения.

Очевидно, часть отходов вовлекается в хозяйственный оборот еще до попадания в коммунальные мусорные контейнеры. Для таких отходов характерно то, что стоимость материалов или изделий, их составляющих, превышает затраты по сбору и реализации (например, легко извлекаемая часть картона или алюминиевых банок). Не важно, происходит ли это организованно или стихийно. В любом случае, мы не рассматриваем их в настоящем исследовании: во-первых, эти отходы не создают коммунальных проблем, во-вторых, их очень сложно учесть в общем потоке.

Таким образом, здесь рассматриваются только отходы, накапливаемые в мусорных контейнерах. С достаточной точностью можно сказать: для таких отходов стоимость вовлечения в хозяйственный оборот превышает рыночную цену выделяемых из них материалов, что требует установления платы за обращение с ними.

Очевидно, для коммунальных служб экономически оптимальной схемой будет внедрение наименее затратных способов снижения объема отходов, требующих окончательного захоронения, в значительной степени (но не только) — за счет выделения и реализации на рынке полезных материалов, извлеченных из отходов. Поиск такой схемы и является задачей настоящего исследования.

Исходные данные

Для нашего исследования нам понадобятся:

  • морфологический состав отходов,
  • плотность отходов и их компонентов,
  • объединенные по основным группам технологии обращения с отходами,
  • стоимость этих групп технологий (тариф),
  • эффективность групп технологий по снижению объема отходов.

Морфологический состав отходов варьируется от региона к региону. Для нашего случая он принят согласно [5] и представлен в таблице 1. Это единственные данные, которые удалось обнаружить в официальных документах, они достаточно близки к практическим данным. Кроме того, состав отходов значительно беднее рассмотренного в Исследовании «Мусорная революция» 2008 года. Очевидно, более богатый состав отходов (как, безусловно, в Московском регионе, образующем около 20% всех отходов РФ) будет приводить к лучшим результатам.

Складочная плотность отходов [4] также взята по данным [5] и равна 153 кг/ м3. По оценкам ряда операторов обращения с отходами, эта цифра завышена. Очевидно, меньшая плотность отходов приведет к лучшим результатам.

Плотности слагаемых компонентов (фракций) приняты в основном по результатам собственных исследований [6]. Плотности компонентов, по которым отсутствуют данные, приняты равными общей (153 кг/м3). Их доля составляет лишь 12% от массы всех материалов.

Для целей дальнейшего исследования отходы объединены в три группы по принципу единства подходов к обращению с ними:

  • «сухие» отходы, или вторичные материальные ресурсы — все отходы, которые при выделении и группировке могут быть использованы как сырьё для промышленности: бумага, стекло, металлы, полимеры и др.;
  • «влажные», или биоразлагаемые отходы – отходы, которые могут быть подвергнуты биологическому разложению: органические отходы, дерево, бумага;
  • «прочие» отходы — не вошедшие в первую или вторую группу.

Очевидно, в одних процессах фракции могут приписываться к одним группам, а в других — к другим, а также делиться между ними. При всем многообразии, технологии обращения с отходами, позволяющие снизить их массу и объем, можно объединить в 6 технологических приемов:

 — сортировка смешанных отходов с выделением однородных фракций, имеющих рыночную стоимость;

 — сортировка «сухих» вторичных материальных ресурсов, собранных отдельно от органической фракции и непригодных к переработке отходов;

 — биологическое разложение смешанных отходов (аэробное или анаэробное);

 — то же для отдельно собранной, выделенной из общего потока органической фракции;

 — снижение объема отходов без изменения их состава (прессование либо компактирование отходов);

  — термическое разложение (сжигание, пиролиз, термолиз и т. д.) отходов либо их отдельно собранных или отсортированных фракций (RDF, SRF) и т. д. (также официально называемое термическим обезвреживанием).

Каждый технологический прием такого рода условно можно рассматривать как черный ящик, в который поступает определенный объем отходов и определенный объем средств. На выходе из него мы имеем уменьшенный объем отходов и, возможно, некий полезный продукт.

Исходя из поставленной нами задачи, для сравнения этих технологических приемов важны следующие показатели:

  • тариф, который должен заплатить собственник отходов при их передаче на обработку;
  • снижение объема отходов, которое может быть достигнуто за счет применения данного технологического приема.  Долю уменьшения объема мы будем называть уровнем переадресации;
  • стоимость каждого кубометра разницы между входящим и выходящим объемом.  Стоимость снижения объема отходов на 1 м3 мы будем называть стоимостью переадресации.

Указанные показатели приведены в таблице 2. Где имеется возможность, эти данные рассчитаны для современных российских условий, исходя из имеющейся практики, а в остальных случаях — на основе стоимостных и эксплуатационных показателей оборудования, предлагаемого к реализации в России. Была проведена сверка и установлена достаточно хорошая корреляция с зарубежными данными [7].

Столбцы «снижение объема отходов» и «остаточный объем» жестко связаны и приводятся одновременно только с целью избежать путаницы. Данные, указанные в этих столбцах, приводятся для общей информации. Они показывают, насколько можно снизить объем всех отходов, если применить к ним данный технологический прием отдельно от других. В случаях с предварительным раздельным сбором цифры также представляют собой процентное отношение к объему всех отходов, а не конкретной отдельно собранной фракции.

Комбинирование технологических приемов может снижать показатели некоторых из них (поскольку те же фракции будут вовлечены в другие процессы). Кроме того, некоторые приемы нельзя (или нецелесообразно) использовать по отдельности (как, например, прессование отходов, не подвергшихся биологическому разложению, так оно приведет к замедлению, но не прекращению их активности при захоронении). Этому вопросу будет посвящен следующий раздел.

Таблица 2. Стоимости технологических приемов обращения с отходами и их результативность

Технологические приемы обращения с отходамиПлата за обращение с отходами руб./т входящих отходовСнижение объема (% от исходного)Остаточный объем (% от исходного)Источники данных
Сортировка «сухих» вторичных материальных ресурсов*33060–65%35–40%Практические производственные результаты говорят о том, что сортировка «сухих» вторичных материальных ресурсов (без учета транспортных расходов, как и для всех прочих приемов) является самоокупаемой операцией и не требует установления платы за обращение с отходами. При этом плата за обращение с отходами в размере ок. 50 руб./м3 была установлена здесь в связи с ростом затрат на сбор отходов из-за разделения потоков и необходимости работы с населением. Снижение объема рассчитано по данным [8]. Для данного примера была рассмотрена ручная сортировка без применения технических средств. Вопрос о том, являются ли средства механизации, от сортировочных линий до технологий автоматической аппаратной сортировки, более выгодными по сравнению с ручной сортировкой, остается открытым. В случае экономической обоснованности возможно применение таких средств механизации.
Прессование77060–75%25–40%Данные рассчитаны на основании практических результатов эксплуатации пресса Presona LP-50 VH2 [9] производительностью 50 тонн с необходимой инфраструктурой, обслуживающим персоналом и пр. в ходе прессования макулатуры и полимеров. Учтены поправки на плотность отходов. Существуют прессы той же фирмы с почти трехкратно большей производительностью, а, следовательно, меньшими удельными расходами. Таким образом, плата за обращение с отходами принята нами с запасом.
Сортировка смешанных отходов180015–25%75–85%Плата за сортировку смешанных отходов принята по аналогичным данным для раздельно собранных отходов (без дополнительных затрат на сбор и работу с населением), но с учетом меньшего выхода вторичного сырья, принятого по [8]. Дополнительно учтены затраты, связанные с реализацией мер защиты персонала от опасных отходов и (или) механизации и автоматизации в размере 1000 руб./т поступающих отходов.
Раздельный сбор и биологическое разложение*44008–15%**85–92%Этот технологический прием предусматривает отдельный сбор «влажных» отходов и их биологическое разложение. На российском рынке в настоящий момент представлены установки для биологического разложения отходов лишь малой мощности [10, 11, 12]. Учтены необходимая инфраструктура, персонал, а также доход от реализации продукции (компоста) [13]. Очевидно, имеется большое поле возможностей для снижения данного тарифа за счет роста единичной мощности.
Биологическое разложение смешанных отходов480030–35%65–70%Плата за обращение с отходами рассчитана из предыдущей, при условии отсутствия рынка для реализации продукции. Цель метода в данном случае — в снижении массы, объема и биологической активности отходов перед захоронением. Между тем, компост из смешанных отходов может находить применение для рекультивации техногенно нарушенных территорий, перекрытия слоев отходов на полигонах, биотоплива для теплиц и т.д., что позволит снизить тариф.
Термическое разложение1070088–92%8–12%Рассчитано, исходя из данных [14] табл. 2 для МСЗ, планируемых к строительству согласно федеральной программе «Чистая страна». В данной работе основное финансирование предусмотрено за счет продажи Договоров предоставления мощности (ДПМ) для МСЗ как возобновляемого источника энергии. Фактически МСЗ таковым не является, поскольку, во-первых, основная масса горючего вещества является ископаемой, во-вторых, переработка вторичного сырья позволяет сэкономить гораздо больше энергии, чем будет получено при его сжигании. Здесь необходимый тариф пересчитан без учета ДПМ. Следует отметить, что в [15], изданном позже, чем [14], предусмотрен дальнейший рост капитальных вложений, а, следовательно, рассчитанный тариф достаточно консервативен.

* — Для раздельно собираемых фракций имеется в виду доля от всей массы отходов, а не только обрабатываемой фракции.

** — Такой низкий уровень переработки связан с тем, что при раздельном сборе экономически обоснован сбор бумаги в качестве вторичного сырья на сортировку

Выявлению оптимальной схемы комбинирования технологических приемов посвящен следующий раздел.

Схемы комплексной переработки отходов

Термическое разложение отходов позволяет достичь наибольшего результата за единый технологический прием. В то же время, это самый дорогой способ.  Очевидно, прочие методы обращения с отходами можно комбинировать между собой так, чтобы каждый из них дополнял другой в общей цели снижения объема остаточных отходов, с получением в итоге лучшего значения по показателю цена — результат.

При составлении оптимальной комплексной схемы переработки коммунальных отходов следует:

  • применять в первую очередь технологии с минимальными затратами на единицу снижения объема отходов, и только после их полного внедрения для всего объема городских отходов применять более затратные;
  • осуществлять ввод технологий очередями, так, чтобы введенные в строй предприятия могли функционировать самостоятельно, до введения следующих очередей;
  • применять технологии в такой последовательности, чтобы вводимые на более ранних этапах не препятствовали внедрению технологий на последующих этапах;
  • остаточные отходы после применения комплекса технологических методов должны представлять собой инертную массу, не способную к биологическому разложению, с минимизацией химического загрязнения.

Исходя из сформулированных принципов, можно предложить две схемы переработки отходов:

  • последовательная схема обработки единого потока смешанных отходов, состоящая из сортировки — биологического разложения (МПБ) — прессования (рис. 1)
  • параллельная схема обработки раздельно собранных потоков (рис. 2)
Читай:  ШИЕСНУТЫЕ МЫ!

Очевидно, начинать реализацию комплексной программы следует с внедрения последовательной схемы переработки смешанных отходов. Одновременно с реализацией последовательной схемы (но не до нее) следует внедрять раздельный сбор отходов по трем фракциям:

  • «сухие» вторичные материальные ресурсы;
  • «влажные» биоразлагаемые отходы;
  • прочие отходы.

По мере развития этой системы можно частично или полностью переводить уже созданные предприятия по сортировке и биологическому разложению смешанных отходов на прием раздельно собранных отходов. При этом схема последовательной работы с единым потоком отходов превратится в схему параллельной обработки трех потоков отходов. Соответственно, практически без дополнительных капитальных вложений снизится потребность в мощностях, вырастет их экономическая эффективность и отдача (рис. 2).

Рис.  SEQ «Иллюстрация» \*Arabic 2: Параллельная схема переработки потоков раздельно собранных отходов.

Балансы масс и объемов

Массовый и объемный балансы последовательной и параллельной схем переработки отходов составлены на основании принятого для нашего исследования морфологического состава отходов по массе и объему (см. Таблицу 1) и представлены в таблицах 3 и 4.

Расчет массового и объемного балансов производился при следующих исходных данных:

— коэффициенты извлечения каждого из компонентов вторичных ресурсов при сортировке смешанных и раздельно собранных отходов, равные доле извлеченной части компонента от доли его общего содержания в отходах приняты по [8];

— потеря массы органики при биологическом разложении принята равной 75%. Согласно техническим характеристикам оборудования SET [11], выбранного в качестве эталона, снижение массы колеблется в пределах 75–90%. Для наших расчетов взята консервативная величина;

— плотность обезвоженного компоста по результатам собственных исследований определена в 300 кг/м3;

— предполагается, что компост от смешанных отходов захоранивается, компост от раздельно собранных отходов реализуется как вторичный материальный ресурс;

— при переработке смешанных отходов остатки бумаги от сортировки подвергаются компостированию, а при переработке раздельно собранных отходов — прессованию;

— плотность кип прессованных вторичных отходов принята равной 200 кг/ м3, что соответствует плотности кип полимеров (справочно: плотности кип бумаги составляют ок. 400 кг/м3);

— принято, что инертные материалы представлены в основном грунтом, камнями и строительными отходами, проходящими без каких-либо изменений параметров транзитом как в последовательной, так и в параллельной схеме переработки отходов;

— принято, что остатки стекла, не извлеченного из потока при сортировке, разбиваются и присоединяются к инертным отходам.

Цветовые маркировки в таблицах обозначают применение каждой фракции того или иного технологического приема (вне зависимости от того, видоизменяется он в рамках этого приема или проходит транзитом):

синим  обозначено прохождение этапа сортировки;

зеленым — прохождение биологического разложения;

красным — этапа прессования.

Как видно, схема переработки смешанных отходов позволяет снизить массу отходов, требующих захоронения, до 50% от исходного значения, а их объем — приблизительно до 25% от исходного значения.

Переработка параллельных потоков раздельно собранных отходов позволяет снизить массу до 30%, а объем — до 10–15% от исходного.

Экономические показатели схем переработки отходов

В этом разделе оценивается стоимость мероприятий по переработке как смешанных, так и раздельно собранных отходов и приводится их сравнение с наиболее часто предлагаемой альтернативой — прямым сжиганием отходов.  Экономические расчеты приведены в таблицах 5 и 6. Для сравнения в таблице 7 приведен расчет стоимости сжигания отходов без предварительной обработки.

В представленных расчетах использована стоимость переработки для каждого технологического приема из таблицы 2; она пересчитывается с учетом массовой доли конкретной фракции, попадающей на каждый технологический прием, полученной по данным таблиц 3, 4.  Таким образом мы получаем сумму, которую нужно затратить на применение каждого из технологических приемов в пересчете на тонну поступивших отходов, с учетом доли этих отходов, которая попадает на данный технологический прием.

Сумма затрат по всем технологическим приемам представляет собой величину тарифа, который должен быть введен на переработку отходов по данной схеме. Далее с учетом принятой плотности отходов на входе и объемной доли остаточных отходов на выходе из этой цифры выводится величина затрат, которые необходимы для переадресации 1 м3 отходов с полигона. Так, например, при последовательной схеме переработки выход вторичных отходов (хвостов) на размещение составляет 25,6% (табл. 3), тариф на переработку отходов по последовательной схеме — 6311 руб./т, плотность поступающих отходов — 0,153 т/м3.

Тогда стоимость переадресации 1 м3 составит:

6311*0,153/(1 — 0,256) = 1298 руб.

Аналогично рассчитан данный показатель для параллельной схемы переработки отходов и сжигания.

Показатель «стоимость переадресации 1 м3 отходов с полигона» позволяет сравнивать между собой различные технологические приемы и их группы по единому, наиболее важному для коммунальных служб параметру: «Сколько стоит предотвратить заполнение полигона на 1 м3». Очевидно, что в первую очередь следует стремиться реализовать те мероприятия, для которых значение этого параметра будет минимальным.

При заданных начальных условиях стоимость переадресации 1 м3 отходов с полигона через применение последовательной схемы составляет 71%, а параллельной схемы — 16% от стоимости прямого сжигания отходов.

Вариантные расчеты

Предложенные выше результаты представляют усредненную картину и не могут автоматически применяться для каждого региона и ситуации, а служат для представления общей методики и философии подхода к расчету мероприятий по обращению с отходами.

Для инженерного проектирования в конкретном регионе (субъекте федерации, муниципальном районе, городе и т.д.) необходим сбор достоверных исходных данных начиная с плотности и морфологического состава, заканчивая экономическими условиями по сбыту готового вторичного сырья, а также конкретных типов применяемого оборудования.

В таблице 8 для примера приводятся результаты расчетов по нескольким вариантам изменения исходных данных. Базовым назван вариант расчета, описанный подробно выше.

Рассмотренные варианты приводятся для примера, однако и сами они несут полезную нагрузку. Так, сотрудники ЖКХ, работающие «на земле» на глаз оценивают фактическую плотность отходов в контейнерах (без уплотнения) в 100 кг/м3 (вместо 153 кг/м3, как оценивают чиновники соответствующих ведомств). В этом случае объем захораниваемых отходов и стоимость переработки значительно уменьшаются. По некоторым оценкам масса бумаги в морфологическом составе не превышает 13%. Однако по нашим расчетам это практически не влияет ни на технические, ни на экономические результаты.

При снижении стоимости биологического разложения отходов вдвое (что возможно, поскольку расчеты базового сценария производились для оборудования весьма низкой мощности) — стоимость переадресации также снижается приблизительно в полтора раза, что ожидаемо. Рост себестоимости сортировки отходов также повышает стоимость переадресации в полтора раза, но при этом не превышает затрат на сжигание отходов даже в смешанном варианте.

Выводы и заключение: что делать с отходами.

В настоящее время в Московском регионе и Республике Татарстан, в соответствии с Приоритетным проектом «Чистая страна», предлагается построить пять мусоросжигательных заводов. Параллельно предлагается выстраивать схему раздельного сбора «сухих» отходов, однако планов по местам их приема для дальнейшей переработки до сих пор нет.

Схема, по которой предлагается сначала построить мусоросжигательные заводы и только потом — дополнять их «вишенками на торте» в виде раздельного сбора отходов (часто воспринимаемого только как расстановку цветных бачков, без опережающего развития  инфраструктуры по дальнейшему обращению с раздельно собранными отходами) — типичный пример хода мыслей лиц, ответственных за принятие решений в сфере обращения с отходами — от муниципального до федерального уровней.

Поэтому целесообразно рассмотреть оптимальный подход к обращению с отходами на данном конкретном примере. Итак, предлагается построить МСЗ с суммарной мощностью, достаточной для переработки 30% отходов Московского региона (по массе) и 100% отходов г. Казань [15]. Поскольку образуются вторичные отходы сжигания в размере 8–12% от объема поступления, можно сказать, что объем захораниваемых отходов уменьшится на 27 и 90% соответственно. Официальные планы по уровням и срокам реализации программ раздельного сбора отсутствуют.

Как же следует планировать деятельность по обращению с отходами на самом деле?

Исходя из сравнения параметра «стоимость переадресации 1 м3 отходов с полигона» (таблицы 5–7) следует, что оптимальным методом обращения с отходами является комплекс мер из их раздельного сбора и параллельной обработки раздельно собранных потоков (таблица 4). Между тем, метод требует участия населения, а значит — постепенности в своей реализации. Очевидно, уровень переадресации отходов с полигона по данной схеме будет нарастать постепенно, по мере вовлечения населения в процесс раздельного сбора. Между тем,  инфраструктура по приему потоков раздельно собранных отходов должна существовать еще до начала раздельного сбора, как минимум  в объеме, достаточном для приема раздельно собранных потоков на начальном этапе.

В этих условиях целесообразно рассмотреть реализацию схемы переработки потока смешанных отходов, занимающую второе место по показателю «стоимости переадресации».  По сравнению с третьим по показателю «стоимости переадресации» вариантом, сжиганием, эта схема позволит за счет тех же средств внедрить инфраструктуру,  достаточную для переадресации уже не 27% а примерно 37% отходов в г. Москва, и снизить затраты для республики Татарстан в 1,4 раза (либо вовлечь в переработку отходы соседних регионов).

Параллельно с внедрением «смешанной схемы» необходимо начинать внедрять раздельный сбор отходов как минимум по трем потокам:

  • «сухие» вторичные материальные ресурсы;
  • «влажные» биоразлагаемые отходы;
  • прочие отходы, в том числе опасные.

Дальнейшая переработка раздельно собранных отходов может производиться в цехах существующих предприятий, занятых на переработке «смешанных» отходов. На первом этапе для этого не потребуется каких-либо технологических переделок. Переработка будет выполняться путем подачи каждого вида отходов в цеха, соответственно, сортировки, биоразложения и прессования. В дальнейшем, по мере внедрения раздельного сбора, будет достаточно незначительной реконструкции, например удаления или перестановки грохотов или выделения отдельных линий по биоразложению с целью получения «чистого» компоста.

В связи с предварительным разделением потоков, мощность предприятий по переработке отходов будет увеличиваться почти без дополнительных капитальных вложений и позволит при значительном вовлечении населения охватить переработкой уже не менее 50% г. Москвы и вовлечь в переработку еще одну республику, близкую по уровню образования отходов к Татарстану. Таким образом, за счет средств, которые предлагается истратить на реализацию программы «Чистая страна»,  можно переадресовать с полигонов почти вдвое больше отходов.

Что же делать, когда средства, равные средствам  на реализацию проекта «Чистая страна», подойдут к концу? Как видно, тариф по мере перехода от смешанного к раздельному сбору отходов, первоначально выросший,  будет сильно снижаться. Очевидно, целесообразно, затормозив снижение тарифа, ввести инвестиционную составляющую, позволяющую расширять предлагаемые меры на весь охваченный регион.

При поступлении дополнительных средств следует расширять предложенные схемы последовательной и параллельной переработки отходов на весь Московский регион, далее на всю территорию Российской Федерации.

Только после охвата всей Российской Федерации схемами последовательной и параллельной переработки отходов будет целесообразно ставить вопрос о сжигании оставшейся части отходов, масса которых будет, очевидно, находиться в пределах от 50 до 30% от первоначальной массы при их образовании, а объем — от 25 до 13% (см. табл. 5,6). При этом, поскольку объем по схемам последовательной и параллельной переработки потоков снижается в 2–2,3 раза быстрее, чем их масса, сжигание остатков позволяет снизить их объем не в  8–12 а только в 4–5 раз, иными словами стоимость переадресации 1 м3 методом сжигания остатков вырастет почти вдвое.

Вероятно, в этих условиях более целесообразным окажется вывозить оставшиеся объемы на хорошо обустроенные полигоны. Но в любом случае это вопрос настолько отдаленного будущего, что можно предположить появление к этому моменту новых технологий для вовлечения «хвостов» в переработку и/или развития законодательства, предусматривающего изменение дизайна товаров для лучшего вовлечения их в повторное использование и переработку.

Так, постоянно снижая уровень захоронения остаточных отходов, вполне возможно достичь ситуации, при которой существующие полигоны не будут заполнены никогда.

У предлагаемого к реализации проекта «Чистая страна» есть и другой, юридический аспект. Пунктом 2 статьи 3  Федерального закона от 24.06.1998 № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления»  (далее — Закон об отходах) закреплены  основные направления государственной политики в сфере обращения с отходами (в порядке приоритетов с учетом минимизации неблагоприятных воздействий на окружающую среду и оптимизации эффективности использования ресурсов при предотвращении образования отходов и обращении с ними):

— максимальное использование исходных сырья и материалов;

— предотвращение образования отходов;

 — сокращение образования отходов и снижение класса опасности отходов в источниках их образования;

— обработка отходов;

— утилизация отходов;

— обезвреживание отходов.

Поскольку сжигание отходов относится к их обезвреживанию, то до проведения мероприятий по обращению более приоритетными методами продвижение проектов МСЗ незаконно — в отличие от решений, предлагаемых в данной работе.

Список используемой литературы

  1. И.В. Бабанин, «Мусорная революция. Как решить проблему бытовых отходов с минимальными затратами.», Москва, ОММНО «Совет Гринпис», 2018.
  2. Мюррей Р. Цель — Zero Waste. (Перев. с англ.). — М.: ОМННО «Совет Гринпис», 2004.
  1. О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2015 году: государственный доклад — М.: Минприроды России, НИА-Природа, 2016.
  2.  Методические рекомендации по оценке объемов образования отходов производства и потребления. — Москва, ГУ НИЦПУРО. [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://argokmv.ru/mr_norm_nakopl_otkh.pdf Методические рекомендации по оценке объемов образования отходов производства и потребления. — Москва, ГУ НИЦПУРО. [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://argokmv.ru/mr_norm_nakopl_otkh.pdf.
  3. Постановление Правительства Санкт-Петербурга о программе «Региональная целевая программа по обращению с твердыми бытовыми отходами в Санкт-Петербурге на период 2012–2020 годов» от 29 мая 2012 г. № 524 [Электронный ресурс] — Режим доступа: https://gov.spb.ru/static/writable/ckeditor/uploads/2015/02/24/post_29_05_2012%20N%20524.pdf .
  4. ТБО, №10, 2006 стр. 40-43. И. Бабанин. Оценка эффективности раздельного сбора отходов.
  5.  Gate Fees Report 2017: comparing the costs of waste treatment options. // http://www.wrap.org.uk [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.wrap.org.uk/gatefees2017 .
  6. Систер В. Г. Твердые бытовые отходы (сбор, транспорт, обезвреживание): справочник/ Систер В. Г., Мирный А. Н., Скворцов Л. С. и др. — М., 2001.
  7. Горизонтальный пресс для вторичного сырья (хвостов) Presona LP 50 [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://netmus.ru/catalog-oborudovaniya/pressy-dlya-vtorsyrya/gorizontalnye-pressy/gorizontalnyj-press-dlya-vtorichnogo-syrya-xvostov-presona-lp-50-vh2/ .
  8. БиоЭкоМодуль АФК-ЭКО. Автоматизированная установка переработки отходов [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.bioecomodul.ru/?page_id=842 .
  9. ПЕРЕРАБОТКА ПИЩЕВЫХ ОТХОДОВ С ЗАБОТОЙ ОБ ЭКОЛОГИИ [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://smartcara.ru/ .
  10. Новое поколение мобильных и стационарных полностью автоматических систем для переработки органических отходов. Kaeler Holding AG [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.solidwaste.ru/i/tech/doc78.pdf.
  11.  Органические удобрения [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://organicheskoe-udobrenie.ru/kupit-udobreniya/kupit-kompost.
  12. Заключение о технологическом и ценовом аудите инвестиционного проекта разработка и реализация пилотного проекта по строительству генерирующих объектов по термической переработке твердых коммунальных отходов на территории Московской области и в городе Казани (уточненное и дополненное по результатам совещания, прошедшего в Министерстве Экономического Развития 30.12.2016). Свеко Союз Инжиниринг. [Электронный ресурс] — Режим доступа: Система электронного документооборота Министерства промышленности и торговли Российской Федерации).
  13. Сводный план приоритетного проекта «Снижение негативного воздействия на окружающую среду посредством ликвидации объектов накопленного вреда окружающей среде и снижения доли захоронения твердых коммунальных отходов (Чистая страна)». [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://adm.rkursk.ru/index.php?id=1807&mat_id=74102.
  14. Завод по термическому обезвреживанию твердых коммунальных отходов мощностью не менее 700000 тонн ТКО в год (Россия, Московская область). Материалы. Оценка воздействия на окружающую среду. Общество с Ограниченной Ответственностью «Институт Проектирования, Экологии и Гигиены» [Электронный ресурс] — Режим доступа[Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.vmr-mo.ru/upload/iblock/0fa/ovos-tom1.pdfhttp://www.vmr-mo.ru/upload/iblock/0fa/ovos-tom1.pdf.

Загрузить (968,62 КБ)

Приложение 2

Нарушения при подготовке и проведении общественных слушаний по проектам по ОВОС мусоросжигательных заводов

Республика Татарстан 

28 июня 2018 г. в Республике Татарстан должны были состояться общественные слушания по ОВОС мусоросжигательного завода, планируемого к постройке в с.Осиново. Регистрация на слушания с правом выступления велась до 21 июня, по ее итогам записался 1201 человек. При этом вместимость зала Дома культуры с.Осиново, арендованного инвестором для проведения слушаний, составляет всего 348 человек, то есть инвестор заранее не планировал учесть мнение всех имеющих на это право. 

В день слушаний регистрация была объявлена с 13:00 до 15:00, вплоть до начала слушаний в 15.00. Уже около 14:30 двери ДК были закрыты под предлогом того, что зал заполнен, при этом в зале оставалось 30-40 свободных мест. На улице остались более 700 человек, большинство из которых зарегистрировались заранее с правом выступления. Те, кто попал в зал, свидетельствуют о том, что листы регистрации пришедших на слушания не соответствовали регламенту: на них отсутствовала «шапка», они не были пронумерованы и прошиты.

На протяжении всего мероприятия в зале отсутствовала утвержденная Постановлением о назначении слушаний комиссия по проведению слушаний. Из всей комиссии был лишь секретарь. Три члена комиссии, в том числе председатель, отсутствовали. Заместитель министра строительства РТ Фролов представился ведущим и объявил, что слушания начинаются. После нескольких презентаций сотрудник инвестора Елена Ямщикова, не являющаяся председателем, объявила, что слушания признаны состоявшимися и завершены, после чего покинула сцену (хотя согласно регламенту итоги слушаний подводит их председатель). При этом ни одному из присутствующих в зале представителей общественности слово представлено не было. Оставшиеся в зале и на улице жители составили акт о том, что комиссия не явилась и что большая часть желающих не смогла попасть в зал. Под актом поставили подпись 999 человек. Через несколько дней инвестор опубликовал подписанный протокол слушаний и заключение, подписанное руководителем исполкома Осиново. Общественность не считает слушания состоявшимися.

Другие нарушения в ходе слушаний:

— часть людей, специально привезенных инвестором, попадала с зал без регистрации;

— ведущий не дал представителям общественности возможность внести предложение по регламенту (о включении в состав комиссии представителей общественности), отключив микрофон;

— на слушаниях находились неизвестные личности, которые оскорбляли жителей, пришедших на слушания, угрожали им, толкали, тянули за руки, били кулаками и т.д. По итогам мероприятия жителями подано порядка 15 заявлений о применении физического насилия.

Ногинский район Московской области

20 сентября 2018 г. в ДК «Центральный» дер. Кудиново прошли общественные обсуждения в форме общественных слушаний проектной документации мусоросжигательного завода, планируемого к постройке у д. Тимохово. Слушания были организованы заказчиком  — ООО «АГК-1» и Администрацией Ногинского района.

По информации от участников слушаний из числа местных жителей, при их подготовке заказчиком и районной администрацией были нарушены:

1) сроки проведения слушаний. В частности, заказчиком, ООО «АГК-1», нарушен порядок формирования предварительных материалов по ОВОС (несоблюдение сроков на утверждение технического задания по ОВОС и представления самих материалов ОВОС для ознакомления общественности);

2) неверно указан предмет слушаний. В постановлении Администрации Ногинского района от 15 августа 2018 г. № 2274 (опубликовано в муниципальной газете Ногинского района «Волхонка» 17 августа 2018 г. № 60) назначены общественные обсуждения в форме общественных слушаний проектной документации завода по обезвреживанию ТКО. В действительности же обсуждались предварительные материалы по ОВОС в соответствии с п.п. 4.2, 4.7, 4.10 Положения об ОВОС;

3) право участников на открытый доступ к слушаниям и полноценное участие в них, включая угрозы и незаконное применение силы. В частности, участники обращали внимание организаторов слушаний и сотрудников полиции на следующие грубые нарушения закона и своих прав, которые требовали устранить, но надлежащие меры никем из них не были приняты:

— организаторами была допущена к участию в слушаниях большая группа молодых людей спортивного телосложения (спортсмены бойцовских клубов), которая по указанию представителя заказчика начала бесцеремонно расталкивать граждан, ожидавших открытия доступа для входа в ДК «Центральный» дер. Кудиново, откровенно вытесняя и выталкивая из толпы наиболее активных жителей, представителей инициативных групп и общественников, озвучивая угрозы с целью их недопущения на слушания;

— в результате чинимых представителями заказчика и по указанию сотрудников Администрации Ногинского района препятствий свободному доступу граждан на общественные слушания больше 200 чел. так и не попали на слушания: их не пустили и они были вынуждены остаться на улице;

— часть граждан была размещена в отдельном помещении  с размещенным там экраном, по которому шла трансляция общественных слушаний, что, тем не менее, лишило граждан возможности полноценного участия в слушаниях с получением ответов на свои вопросы;

— указанными выше посторонними лицами спортивного телосложения чинились препятствия проходу в зал слушаний представителям ряда СМИ, включая федеральные, а также депутату Совета депутатов Ногинского района С.В. Жилиной, о чем ею было подано обращение в полицию.

4) составление протокола. Участникам слушаний из числа местных жителей было отказано во включении своих представителей в состав подписантов протокола общественных слушаний. При этом в предоставленном для ознакомления протоколе в качестве подписантов были указаны не выдвигавшиеся на слушаниях неизвестные лица. В протоколе не зафиксировано соответствующее обращение к Комиссии, так же как не зафиксирован отказ председателя Комиссии слушаний о включении предложенных кандидатур от местных жителей в состав подписантов протокола.

Несмотря на перечисленные нарушения, участникам слушаний из числа местных жителей Комиссией было отказано в признании общественных слушаний несостоявшимися, а по рассмотрении жалоб граждан по ним не были приняты меры ни прокурорского, ни административного, ни иного ведомственного реагирования.

Наро-Фоминский район Московской области

27 апреля 2018 г. в Наро-Фоминске прошли общественные слушания по ОВОС мусоросжигательного завода, планируемого к постройке у д. Могутово Наро-Фоминского района Московской области.

Среди нарушений в ходе проведения слушаний:

— ОВОС и сопровождающие документы были подготовлены неполно, недостоверно, с искажениями фактов. Так, в документах было сказано, что в д. Могутово живет 5 человек. На самом деле там более 5 тыс. дачных участков. Часть данных для ОВОС не была собрана вообще, «потому что был снег» и др.;

— местным жителям – участникам слушаний было отказано в ознакомлении с протоколом и внесении в него озвученных гражданами замечаний;

При таких обстоятельствах, пришедшие на слушания жители потребовали признать их недействительными, однако комиссия признала слушания действительными.

В целом материалы ОВОС подверглись серьезной критике экспертов, в частности, см. сводное заключение на материалы ОВОС МСЗ в дер. Могутово Наро-Фоминского района со стороны ООД «НАРОДНЫЙ ФРОНТ «ЗА РОССИЮ» в Московской области и Рабочей группы по обращению с отходами Экспертного совета Минэкологии Московской области.

Воскресенский район Московской области

26 сентября 2017 г. Администрацией Воскресенского района Московской области издано Постановление № 631 «О назначении общественных обсуждений в форме опроса технического задания по проведению оценки воздействия на окружающую среду объекта государственной экологической экспертизы «Завод по термическому обезвреживанию твердых коммунальных отходов мощность не менее 700000 тонн ТКО в год», планируемого к размещению на территории Воскресенского муниципального района Московской области» (далее – Постановление № 631).

Пунктом 7 Постановления № 631 установлены требования к участникам, согласно которым к опросу допускаются исключительно постоянно проживающие на территории Воскресенского муниципального района граждане. Это искусственное ограничение по учету мнения населения густонаселенного Московского региона нарушает права владельцев земельных участков, зарегистрированных на территории района, а также всех остальных граждан страны, в связи с тем, что последствия реализации проекта строительства объекта выходят далеко за пределы Воскресенского района и затрагивают всех потребителей электрической энергии первой ценовой категории, так как проект реализуется в рамках приоритетного национального проекта «Чистая страна».

2 октября 2017 г. на сайте Администрации Воскресенского района Московской области опубликовано Постановление № 645 «О назначении общественных обсуждений в форме общественных слушаний по материалам оценки воздействия на окружающую среду намечаемой хозяйственной деятельности объекта проектирования «Завода по термическому обезвреживанию твердых коммунальных отходов мощность не менее 700000 тонн ТКО в год», планируемого к размещению на территории Воскресенского муниципального района Московской области» (далее – Постановление № 645). Согласно п. 6.2. Постановления № 645 ознакомление участников общественных слушаний с материалами ОВОС должно быть обеспечено не менее чем за 30 дней до даты проведения общественных слушаний. В соответствии с пунктом 1 Постановления № 631 общественные обсуждения ТЗ назначены на 2 ноября 2017 г., а общественные слушания по материалам ОВОС в соответствии с п. 1 Постановления № 645 назначены на 10 ноября 2017 г.

10 октября 2017 г. на сайте Администрации Воскресенского района Московской области размещены материалы ОВОС, т.е. материалы ОВОС готовы и опубликованы до обсуждения ТЗ на ОВОС. Из чего следует, что инициаторов не интересует мнение общественности, в частности, по поводу ТЗ и все слушания организуются только для галочки. Это также означает, что информация у участников слушаний в ходе ее проведения была неполной, а значит обсуждение ОВОС не было объективным. Указанный подход противоречит Приказу Госкомэкологии РФ от 16 мая 2000 г. N 372 «Об утверждении Положения об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду в Российской Федерации» в части обеспечения общественности полной и достоверной информацией при проведении общественных слушаний.

Анализ опубликованных материалов ОВОС показывает, что на заводе по термическому уничтожению ТКО не планируется никакой дополнительной установки, предназначенной для отбора вторичного сырья и опасных компонентов ТКО. Проект ОВОС не отражает дальнейшей судьбы токсичной золы, образующейся при сжигании отходов.

Загрузить (454,95 КБ)

Рекомендации Совета по итогам спецзаседания «Обеспечение экологических прав граждан при обращении с отходами»: 3 комментария

  • 21.01.2019 в 13:56
    Permalink

    Уфф устал. 70% я честно прочел, всё что до приложений, и выборочно сами приложения.
    Вот бы всё это начать и делать. Но согласитесь это утопия. Мы не в той стране живём.
    Я был бы очень рад, если всё это имело под собой хоть какие-то действия, то есть выше описанные чины и министерства приняли это текст в действия и начали выполнять. Но он ведь просто текст и ни чего за собой не несёт.
    Много мыслей в голове, есть что сказать, но смыла не вижу. Скажу одно, всё что предложили мне понравилось.

    • 21.01.2019 в 15:04
      Permalink

      Скорее всего носит рекомендательный характер

  • 20.02.2019 в 02:31
    Permalink

    Отсутствие в открытом доступе официальной информации об экологических последствиях деятельности в области обращения с ТКО. Большая часть полигонов для захоронения ТКО не имеет официальных сайтов, а при наличии таких сайтов их информационное наполнение, пригодность к использованию в диалоге с гражданами, в процедурах по учету их мнения, как правило, находятся на низком уровне. Результаты проверки деятельности полигонов органами экологического и санитарно-эпидемиологического надзора в открытом, удобном для пользования, заслуживающем доверия виде отсутствуют. Согласно Положению о подтверждении исключения негативного воздействия на окружающую среду объектов размещения отходов

Обсуждение закрыто.