Доброе утро, Шиес! Один день на территории без закона и спокойствия.

Что происходит с жителями Архангельской области в зоне сооружения «Экотехнопарка»?

Со времени начала работ на месте так называемого «Экотехнопарка Шиес» прошло почти полгода. За это время произошло многое — власти Архангельской области в лице замгубернатора Евгения Фоменко в августе врали о том, что свалки в Ленском районе не будет, тем временем, местное население уже начинало протестовать.

В сентябре о скором появлении в Архангельской области мусорного полигона проговорилась замгубернатора Елена Кутукова, а в центре Архангельска на митинге в единый день голосования впервые прозвучал лозунг «Поморье не помойка!». В октябре губернатор Игорь Орлов рассказал широкой общественности, что свалка всё-таки будет, но «экологичная», да ещё и инвестиционно выгодная. В ответ свой протест начала выражать интеллигенция, в Архангельске прошёл первый антимусорный митинг, а на границе с Ленским районом заволновались жители Республики Коми.В ноябре десятки тысяч жителей Поморья официально требовали у областных парламентариев принять закон о недопущении ввоза в регион московского мусора, но управляемое Игорем Орловым областное Собрание «прокатило» даже обсуждение таких законопроектов

И это при том, что 2 декабря своё недоверие губернатору выразили до 30 000 человек на территории всей Архангельской области. Последней адекватной попыткой наладить диалог с жителями Ленского района стали «презентации» с участием Евгения Фоменко, но они окончились громкими скандалами. С тех пор власти по большей части молчат, или расхваливают «Экотехнопарк Шиес», предпочитая не слышать противников свалки, которых с каждым днём становится больше уже на территории всей России, а не только Архангельской области и Республики Коми. Тем временем, стройка «Экотехнопарка» продолжается и днём, и ночью..

В этих условиях мы отправились прямиком в Урдому, чтобы на месте оценить угрозу от возможной свалки, пообщаться с местными жителями и выяснить, что же сейчас происходит в Ленском районе. Вот что у нас получилось.

«Будет война какая-то»

Мы прибыли в Урдому поздним вечером в составе организованной группы архангелогородцев и северодвинцев, объединившей ряд довольно известных активистов антимусорного протеста, например, Валерия Шептухина и Василия Голубятникова. Целью поездки стало ознакомление с ситуацией в Ленском районе — передовой антисвалочного движения на границе Архангельской области и Республики Коми.

Первым делом гостей встретили в импровизированном штабе инициативной группы «Чистая Урдома», ДК Железнодорожников, где произошло знакомство приезжих и местных жителей. Помимо урдомчан, архангелогородцев и северодвинцев присутствовали и сыктывкарцы. Нёсший в то время вахту на наблюдательном пункте у Шиеса представитель партии «Яблоко» Юрий Чесноков, постоянный оратор различных оппозиционных митингов последнего времени в Архангельске, рассказал о том, что рабочие продолжают незаконные вырубки для сооружения лесной дороги.

Вскоре участники «тур.группы» разъехались по Урдоме ночевать. Кто-то отправился в гостиницу, где, кстати, постоянно проживают и рабочие, занимающиеся стройкой на Шиесе. Мы же благодаря предварительной договорённости остановились в благополучном доме из новой части посёлка.

На столе — лосятина, грибы, ягоды, орехи… Хозяйка Мария рассказывает, что около трети жителей Урдомы живут исключительно дарами леса — собирают и сдают ягод на сотни тысяч рублей в год, промышляют охотой. Что они будут делать после того, как в таёжный край повезут московский мусор — совершенно непонятно. На «Экотехнопарк» в этом смысле надежды мало.

— Говорят, что там наши работают, местные. Но там работает кто? Алкоголики, ещё те, кому кредиты надо отдавать, зарплаты на работе в посёлке им уже не хватает. Там нет нормальных людей, они где работали раньше — отовсюду повылетали. Сейчас собирают их списки пофамильно, доску позора сделают.

Беда нагрянула в Урдому внезапно. Раньше Ленский район был одним из самых лояльных к действующей власти. Теперь местные жители всё больше против «Единой России». Впрочем, не все. Показателен предновогодний эпизод из местной жизни — местным детсадовцам и школьникам (до восьмого класса) привезли сладкие подарки, якобы оформленные при участии «партии власти», а на деле — под эгидой сотрудничества правительства Москвы с правительством Архангельской области, развивающегося в свете «Экотехнопарка Шиес». Такой подлог родителей возмутил.

— Я не сколько за Шиес, меня государство обидело. Враньём своим — понижает голос Мария — Как же они все врут! Как Орлов врёт, а Фоменко?.. Я на него и смотреть уже не могу! Сначала говорил, тут будет производство, потом, тут будет мусоросжигательный завод, позже — я не знаю, что тут будет… И каждый месяц что-то новое, они врут и врут. Самый главный виновник, конечно, Орлов — это он подписал документы по свалке. Даже наша инициативная группа каждый раз в шоке от новостей из Архангельска. А ведь я всегда говорила — Путин самый лучший президент, он так красиво говорит, и управлять государством действительно может. И прямо с людьми ругалась, доказывая, что Путин ведёт правильную политику. А сейчас всё происходящее вижу и понимаю — на каждом моменте всё враньё и враньё, может, до Путина просто не дошло ещё? Но никто не получает его ответ, а сколько было обращений и всего. Ведь все законы у нас теперь нарушаются, вся Конституция. В апреле будет Арктический форум в Архангельске, как они там замолчат нашу проблему? А если замолчат — дальше-то что, ведь люди могут взяться за оружие, будет война какая-то. Так ведь у них на Шиесе нет документов, они просто захватчики. Сколько ни спрашивают — они ничего не показывают. У меня предчувствие, что будет трагедия какая-то… У нас же народ весь вооружён, но людей пока успокаиваем — ведь первым делом, если что случится, загребут инициативную группу.

При этом, хотят ли этого люди или нет, чем дальше, тем сильнее нарастает напряжение с обоих сторон.

— Мы праздновали новый год на Шиесе, было нас одиннадцать человек. Подъезжала какая-то машина, включала фары, светила дальним светом в лицо, потом её сменила другая. В нашу сторону запускали петарды, одна из них под ноги прямо попала. Это всё провокации были… — рассказывает Мария.

После ужина мы отправляемся гулять по Урдоме и нас на всякий случай предупреждают, что рабочие в последнее время ведут себя в посёлке всё наглее, поэтому к гостинице лишний раз лучше не подходить. Впрочем, стоит глубокая ночь и округа безжизненна. Ночная Урдома производит благопристойное впечатление чистого благополучного рабочего посёлка. Внимание привлекает необычное устройство мусоросборника — к нему приходится подниматься по высокой лестнице. Тишину периодически нарушает лишь шум проходящих через крупную грузовую станцию поездов. Вдоволь нагулявшись, возвращаемся во временный дом — до рассвета остаются считанные часы.

Дорога на Шиес

На девять часов утра был назначен сбор у ДК Железнодорожников, чтобы затем организованно добраться до пресловутой станции Шиес — без преувеличения, горячей точки, внезапно образовавшейся на карте Архангельской области. По своим причинам, на встречу мы опаздываем, наш водитель Светлана направляет свою «Ниву» сразу же к Храму Казанской иконы Божией Матери. 

Неожиданно открывающийся за поворотом белоснежный храм на дороге, окружённой заснеженными деревьями, производит сильнейшее первое впечатление. У храма стоит полтора десятка машин, готовящихся к тридцатикилометровому автопробегу до Шиеса. Вокруг них оживлённо общаются люди. Кое-кто из мужчин в характерных охотничьих костюмах, у кого-то поверх «штатской» верхней одежды жёлтые светоотражающие жилеты. 

После того, как к храму подъезжают ещё несколько автомобилей, как радостно говорят собравшиеся — из Мадмаса, люди быстро обмениваются приветствиями рассаживаются по машинам и окончательно сформировавшаяся колонна выдвигается в сторону Шиеса.

— Мы раньше и не думали, что там на Шиесе. Давно уже был посёлок там, а потом если только за грибами кто-то ходил туда. Шиес и Шиес, тайга там… — говорит Светлана, не отрываясь от дороги. Минуты текут одна за другой, мы выезжаем из Урдомы и двигаемся дальше по лесной дороге. Минут через двадцать проезжаем под шлагбаумом с большим знаком «Проезд Запрещён», ведь дальше начинается техническая дорога, которая должным образом даже не обозначена на карте. Ехать по ней немного труднее, есть крутые подъёмы и спуски, но в целом терпимо.

— Это река Вожер, здесь водится хариус, а ведь хариус живёт только в чистейшей воде — знакомит нас с местными достопримечательностями Светлана, пока «Нива» проскакивает по мосту. Ещё минут через десять дорога всё сильнее сужается.

— Пристёгивайтесь! — внезапно резко говорит Светлана — Сзади ГИБДД едет. И чего они сюда едут, это закрытая дорога! Они же тоже из нашего посёлка, а получается, мы теперь в разных лагерях…

Ещё через какое-то время навстречу попадается старенький грузовик, принадлежащий местному предпринимателю Борису Сидорову, который занимается снабжением рабочих «Экотехнопарка». С трудом разъезжаемся с ним, затем ту же процедуру ждёт и машина ГИБДД, поэтому она отстаёт. И вот «Нива» внезапно выскакивает на железнодорожный переезд, у которого уже собралась внушительная толпа. 

Народная инспекция

— Приехали стражи порядка, да? Сейчас будут фиксировать, как мы будем нарушать закон — переходить пути — ехидно говорит кто-то — Ну всё, переходим!

Миновав четыре ряда путей, люди выходят на дорогу к станции Шиес. Толпа человек в сто быстро растягивается в длинную колонну. Минут через двадцать показываются два кирпичных домика, известные уже на всю страну. На платформе стоит чёрная фигура сотрудника ЧОПа, с закрытым балаклавой лицом. Охранник мрачно обозревает процессию, которая постепенно показывается из-за гор наваленного вдоль дороги щебня и песка. Убедившись, что людей действительно много, мужчина резко разворачивается и отходит, чтобы укрыться от возможных расспросов и фотографирования. Так же старательно держали дистанцию в тот день и другие охранники.

Работы на станции, тем не менее, не прекращаются. Туда-сюда ездят грузовики с песком, несколько экскаваторов и бульдозеров копошатся на внушительного размера кучах. Всё это происходит под ослепительными лучами январского солнца, на фоне раскинулся бескрайний лес, предназначенный под вырубку. Уже практически закончено строительство общежития для рабочих, на значительной части вырубленного пространства уложены бетонные плиты. Куда собираются складировать тюки с мусором непонятно, судя по всему, действительно начнутся масштабные вырубки окрестных лесов.

В мужчине, который неторопливо и в самый последний момент отходит из-под колёс КАМАЗа, узнаём экс-мэра Урдомы, героя целого ряда новостных сюжетов и репортажей Александра Голоушкина.

— Они сначала хотели просто сюда загнать эшелоны с кучами мусора и валить груду до неба — эмоциональноделится своим видением Голоушкин — Если всё так хорошо, как говорят, так покажите народу проект, что тут будет конкретно, проведите общественные слушания! Зачем постоянно врать? Зачем нарушать закон? Вон там лес вырублен незаконно, там они дорогу делают, опять же всё вырубают. А где документы?

Рабочие в кабинах техники старательно прячут лица от многочисленных фотокамер народных контролёров. Каких-то начальников в тот день на стройке найти было затруднительно, они просто ретировались. Зато со стороны станции кто-то начал запускать в воздух салюты — судя по всему, воплощая в жизнь уже проверенную провокационную схему. Наш же путь лежал прочь от свалки, всё глубже в лес, по протоптанной народной тропе.

Крест и пост

В глубине леса, примерно в полукилометре от стройки, жители Урдомы установили поклонный крест в память о людях, работавших когда-то на лесопункте Шиес. Он был освящён по всем правилам и теперь является полноправным объектом паломнического туризма. Вот и в тот день вокруг трёхметрового креста собралось несколько десятков человек. Многие привезли с собой камни, чтобы бросить их к основанию, и тем самым укрепить его.

— Господи, помоги нам, услышь нас Господи, пожалуйста, останови эту стройку на Шиесе, пусть они уйдут, пусть прекратят мучать нашу землю… — проникновенно завершает молитву одна из женщин. Собравшиеся крестятся с поклонами, молящиеся сменяют друг друга.

Находясь под большим впечатлением от увиденного, проходим по всё такой же обезлюдевшей стройке и возвращаемся к импровизированной автостоянке. По пути видим на границе леса и будущей свалки много свежих следов различных зверей — они до сих пор не поняли, что их былого дома здесь больше нет. 

Чуть поодаль от стоянки расположился вагончик под российским триколором и андреевским флагом. Именно там живут так называемые вахтовики — волонтёры, которые в круглосуточном режиме стараются фиксировать многочисленные нарушения, которые допускаются во время строительных работ.

Рядом с вагончиком стоит просторный грубо сколоченный стол, который быстро становится «шведским»: на него приезжие выкладывают еду и ставят многочисленные термосы с чаем, призывая друг друга угощаться, не стесняясь, нахваливая свои пироги и прочую снедь. Через толпу пробирается сотрудница ГИБДД в звании капитана. 

— Что вы здесь делаете? — обращаемся к полицейской.

— Нам поступил звонок, что на стройке происходят противоправные действия.

— Вы видите здесь противоправные действия?

— Нет, не видим, но надо было проверить. 

Люди пытаются выяснить личное отношение правоохранителей к происходящему на Шиесе и вокруг него, но женщина наотрез отказывается от комментариев, ссылаясь на служебные инструкции. Окружающие ведут себя мирно, в какой-то момент исполняют переделанную версию песни «Священная война», со словами о московском мусоре. Постепенно все начинают уезжать обратно.

Вечер трудного дня

Всё заканчивается там же, где и начиналось — в ДК Железнодорожников. Приезжие делятся своими впечатлениями с местными и обсуждают, что делать дальше. Надеются на то, что к проблеме удастся подключить кого-нибудь из депутатов областного Собрания и журналистов, чтобы, пользуясь своими полномочиями те могли хотя бы выяснить, что именно строят на станции Шиес — официальная информация об этом в открытом доступе до сих пор отсутствует.

Северодвинские активисты несколько раз обращают внимание, что даже если удастся остановить ввоз московского мусора на Шиес, проблема полигона в Рикасихе никуда не денется. И опять же, до сих пор непонятно, как именно власти Поморья собираются решать «мусорную проблему», ведь территориальная схема обращения с ТКО будет презентована не ранее 15 января. Однако короткая поездка в Урдому завершается в целом позитивно. 

— Если бы не Орлов, мы бы с вами и не познакомились никогда — такими словами провожает нас всё тот же Александр Голоушкин — А ещё видите, прямо сейчас у нас тут формируется реальное гражданское общество. До такого бы не дошло, если бы власть сама слышала людей. Тут умышленно делают зону бедствия, ничего не объясняют. Пусть либо представят такой проект, который согласует местное население — или делают просто свалку, но платят за такое большую компенсацию, и я просто уеду отсюда!

По итогам поездки становится ясно — Ленский район разуверился в официальной власти, на территории Урдомы она уже почти не присутствует. На днях губернатор Игорь Орлов дал в дорогом ресторане большое интервью о проблеме Шиеса региональному изданию, в котором о людях не сказал практически ничего. Лишь с явным удовольствием и уверенностью в своей правоте подтвердил, что на Шиесе будет просто огромный склад брикетированных отходов, и пока их не накопится достаточное количество, о дальнейших действиях речи быть не может.

Про то, на основании каких документов проводятся работы в Ленском районе, информацию обнародовали столичные журналисты — это совместный проект московских чиновников и бизнесменов, стоящих за программой столичного капремонта, и РЖД. 

А ещё губернатор Игорь Орлов, в регионе под властью которого люди с трудом сдерживаются, чтобы взяться за оружие. При этом он надеется на переизбрание. Правда, больно давно уже не ездил для доклада к Президенту… Судя по всему, для жителей Архангельской области Владимир Владимирович Путин остаётся последней надеждой на восстановление законности и стабильности.

Доброе утро, Шиес! Один день на территории без закона и спокойствия.: 1 комментарий

  • 12.01.2019 в 17:24
    Permalink

    Как смешно читать, когда пишут — «Что вся власть врёт, мы им верили, а во всём виноват Орлов. Что же Путин нам не помогает? Мы же ему верим.» ))))
    Вы как слепые люди в комнате с разбросанными граблями, и не просто ступаете, а спринтом настоящим занимаетесь. Ни как до вас не доходит. Даже когда в наручники вас закуют и паяльник запихнут, вы по прежнему будите верить в то что Путин вас спасёт.

Комментарии запрещены.